Мага Исмаилов: говорили, что Емельяненко даже пьяный убьет меня в клетке

Магомед Исмаилов, в одночасье ставший популярным блогером Мага Исма и пробивший 1,5 миллиона подписчиков в инстаграме, продолжает подготовку к очередному бою, не забывая о своей основной профессии. В интервью Василию Конову на YouTube-канале KonOff Исмаилов рассказал о драке со скинхедами, поножовщине, жизни в машине и впервые говорил о семье.

— Нет, у меня была такая мысль, типа: прости, Саш! Так было во время боя, я все свои удары доносил до цели, я уже все попадал, я уже понимал, что он не сможет выйти из-под меня, и вот тогда у меня в голове вот это крутилось. Я уже думал сказать, потом я вот по ходу боя не посчитал правильным вообще разговаривать. Не захотел. А так это одно из противостояний, которое я сам пересматривал и испытал такие же чувства, как и вы. Мне было не по себе, грустно.

— Ну некомфортно, потому что настолько разные весовые категории в плане мастерства, физической подготовки, что не было шансов никаких.

— У меня, да, в смысле?
— Не выиграть.
— Нет, мы хорошо отработали. Изначально, пока этот бой не состоялся, для всех у меня не было шансов вообще никаких. Говорили — да он пьяный выйдет, вообще убьет его там в клетке. А тот, кто понимает спорт, тот, кто меня знает, мой подход к противостояниям, к подготовке, они понимали, что и как. То есть, чтобы быть для меня большой угрозой, Александру нужно было уделять очень много времени борьбе. Если бы он уделял очень много времени борьбе, то он бы уже не представлял такой угрозы, я считаю, для меня в стойке, например.
— Гонорар был фиксированный или зависел от исхода поединка?

Фиксированный.
— То есть то, что, по-моему, Азамат (Азамат Бостанов — менеджер Исмаилова. — Прим. ред.) озвучивал десять миллионов…
— Нет, это не точная цифра.
— Больше?

— Нет, там она гуляет — и больше, и меньше. Можно предполагать, потому что информация конфиденциальная. Я сам тоже не против был, чтобы она была конфиденциальной. Чем меньше людей знают о твоем заработке, тем больше денег у тебя остается (смеется). А так знаешь, как раздевать начинают? Поэтому лучше конфиденциально.

Мага Исмаилов: говорили, что Емельяненко даже пьяный убьет меня в клетке

Слева направо: Александр Емельяненко (Россия) и Магомед Исмаилов (Россия) в поединке в тяжелом весе (до 120 килограмм) в рамках турнира Absolute Championship Akhmat (ACA) 107 в Сочи
— Хорошо, тогда я немножко по-другому сформулирую вопрос. Сколько ты зарабатываешь, мы не узнаем. Сколько Магомед Исмаилов тратит в месяц?
— (Смеется.) Ой, много! Честно, много получается. Я думаю… Не скажу я так.

— До миллиона или больше?
— У меня очень дорогая машина.
— А она в кредит?
— Нет, не в кредит. Я ее купил еще до боя своего, до того, как я получил гонорар за бой, и она стоит дороже, чем мой гонорар, который я должен был получить за бой с Александром.

— Ну так она же уже куплена?
— Она была куплена еще до боя. Не только в ММА мы зарабатываем.
— Это я вижу по инстаграму и по рекламе.
— Да-да, с ММА мы уже потихоньку движемся к его завершению. Мне 34 года, я считаю, я возрастной боец. Нет, я чувствую, что я хорош и так далее, и, возможно, и в 40 я буду себя так ощущать, но все равно. Я раньше говорил, что 35 — это моя крайняя точка для спорта, и вот я к этой точке подошел и собираюсь сдержать обещание, которое сам себе когда-то дал.

— То есть в следующем году завершаете карьеру?
— Я думаю, да, приблизительно в следующем или, может быть, в 36.
— До конца карьеры сколько еще боев? Три, четыре?
— Я думаю, есть пару боев, которые можно сделать и заканчивать.

«В молодости дрался за 200 долларов»

— Вы родились в Нижнем Тагиле. Я думаю, у большинства из тех, кто это читает, Тагил ассоциируется с тем самым криком туристов в Турции.

— «Таги-и-ил!» — да? (Смеется.)

— Вообще в Тагиле как детство складывалось? Если я ничего не путаю, то уехать пришлось после драки.
— Да, я там на самбо ходил, меня папа на самбо отправил. Я по классическому самбо тогда боролся, совсем маленький был, неплохо двигался. Два брата, близнецы, сейчас не вспомню их имена — Валерий был один, второго не вспомню, — очень хорошо у меня получалось, я кубок выиграл наш местный.

«Хочу сняться в кино»

— Чем после карьеры собираетесь заниматься?
— Хочу приносить какую-то пользу, я не знаю. При этом хочу зарабатывать. Не знаю. Кино. Мне кажется, харизмы хватит для кино.
— Комедийные роли, мне кажется, вполне.
— Меня уже убедили в этом, я не соглашался…
— Вариант такого российского Джеки Чана, мне кажется, что вполне, потому что там и с юмором все хорошо, и у вас с юмором все хорошо.
— Думаете, я не смогу сыграть серьезную роль, да?
— Ну, кого? Из Достоевского.
— В стиле Роберта Де Ниро, например. Зашел бы, как российский? (Смеется.)
— Если по прищуру, то, наверное, Аль Пачино даже.
— (Смеется.) Да? Да ладно, я сыграю и серьезную роль даже, если дело дойдет, если придется. Я один раз только попробовал.

— Да, это монументально было, конечно, — «Реальные пацаны», потом переписка и с Волковым, и с Коляном выяснения отношений. У вас все в порядке в итоге?
— Конечно! Я же говорил, это актерская суета. Читайте между строк, когда я что-то говорю. Просто нужно читать между строк (смеется). Я говорю, это актерская суета, не вмешивайтесь, говорю, сюда, это наша. Имею в виду, чтобы люди поняли. Все равно неприятно же, когда ты по актерской теме чуть-чуть разгоняешь что-то там, а люди по-настоящему ругаются. Неприятно же бывает. Начинаешь намекать, что это актерская тема, скоро все на свои места встанет. Все нормально.
Хабиб — номер один в единоборствах в России?
— Да.
— За счет чего ему удалось?
— За счет стабильности. Он стабильно побеждает (смеется).
— Когда готовился к интервью, ничего не нашел про семью. Жена, дети?
— У меня жена и дочка. Боюсь просто, что сглазят, поэтому особо так…
— Имя хотя бы можете сказать жены и дочки?
— Жену Диана зовут, дочь — София.
— Давно вместе?
— Да, уже лет семь-восемь. С 2013-го, приблизительно.