Михаил Буханов: позиция РУСАДА сильна, надеемся на успех в CAS

Исполняющий обязанности генерального директора Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Михаил Буханов дал первое большое интервью. В разговоре с корреспондентом РИА Новости Сергеем Астаховым глава организации рассказал о своем назначении, честно ответил, жалеет ли он о своем решении, и поделился последней информацией о подготовке к судебному процессу в Спортивном арбитражном суде (CAS), который 2-5 ноября будет рассматривать иск Всемирного антидопингового агентства (WADA) к РУСАДА.

Работа

— Уже два года. Работал в юридическом отделе, затем его возглавил. До РУСАДА карьера также складывалась в юридической сфере, в сфере цивилистики — гражданское право, права человека. Это мои любимые направления. В теоретическом плане всегда заботили вопросы позитивной ответственности, и через эту призму я подхожу и к работе в РУСАДА. Мне это помогает давать мировоззренческую трактовку тому, что происходит.

— Большой был конкурс?
— Было тестовое задание, два этапа собеседования, проверка службой безопасности. Мне кажется, минимальный набор инструментов, который позволяет отсеять кандидатов и выбрать нужного.
— Почему решили связать свою карьеру с этой областью спорта?
— По периферии антидопинговая деятельность затрагивает спорт, но она является обеспечительной моделью в плане реализации прав спортсменов в соревнованиях, выражении своих способностей к спорту. Я свою деятельность трактую именно как правозащитную. РУСАДА тестирует, обрабатывает результаты и расследует, тем самым защищает права «чистых» спортсменов, чтобы они могли участвовать в спорте высших достижений.
— Сами каким-то видом спорта занимались?

— Разве что в школе на любительском уровне. Кого-то родители отдавали в футбол, кого-то — в баскетбол, а меня привлекло дзюдо. На профессиональный уровень увлечение не переросло. Для меня физкультура и любительский спорт — возможность поддерживать свой организм в тонусе. В профессиональном спорте должен преуспевать человек, который чувствует в себе потребности и внутренние возможности. У меня эти способности были скромными, поэтому занимался исключительно для себя.
Сейчас в свободное время занимаюсь фитнесом. Человек должен быть в должной форме, это не только модно, но и полезно. Если ты сидишь целый день в офисе, то вечером хотя бы минут 40 нужно уделить упражнениям. Могу сказать, что это стало частью моей жизни. Первый абонемент в фитнес-клуб мне подарила мама, она сказала, что надо идти. Пришлось согласиться (смеется).
— Можно ли назвать вас футбольным или хоккейным болельщиком? За какой клуб переживаете?
— Я совсем не болельщик — ни футбольный, ни хоккейный. Но когда в России проходил чемпионат мира по футболу, то, конечно же, следил, переживал за команду.

РУСАДА — не карающий орган

— По-вашему, как российский спортивный мир воспринимает РУСАДА? Надзорный и карающий орган, организация, которая призвана помочь избежать ошибки? Или у вас есть свое определение?

— Это задача для глубинного социологического исследования. Если формально, то РУСАДА обеспечивает основу для того, чтобы «чистые» атлеты имели право участвовать в международных соревнованиях, а сами соревнования могли проходить в России. У агентства для этого есть инструменты в виде международных антидопинговых норм, в первую очередь кодекса WADA, и общероссийских антидопинговых правил. В конечном итоге борьба с допингом — это правозащитная деятельность. И в этой связи не хочется, чтобы РУСАДА воспринимали как карающий орган.
— Иногда спортсмены жалуются, что допинг-офицеры будят их в 4 утра, отчего возникает негативное восприятие агентства в целом.
— Мы не те, кто наказывает, мы те, кто помогает. Есть определенные нормы и стандарты, от них нельзя отойти. И на международном уровне как от РУСАДА, так и от спортсменов ожидают их выполнения. Только так мы можем обеспечить участие в мировой спортивной жизни.
— То есть, РУСАДА — это тот, кто протягивает руку помощи и помогает двигаться вперед по белой дорожке?

— Безусловно.

Михаил Буханов: позиция РУСАДА сильна, надеемся на успех в CAS