Роман Широков: Макрону и Меркель свои деньги отдавать не собираюсь

Роман Широков дал первое большое интервью после возбуждения против него уголовного дела. Что случилось тогда на футбольном поле и как развиваются события, что происходит с «Зенитом» и кто лучший тренер в РПЛ в данный момент, политика и сентиментальность, эмиграция и предложение от «Анжи» в разговоре с Василием Коновым на YouTube-канале KonOff.

— Вообще не соответствует действительности.

— То есть ты спокойно передвигаешься, ограничений никаких нет? Каждый день в полиции не отмечаешься?

— Нет, конечно. Такого и не могло быть, я же следствию содействую, никуда не убегаю, вину признал, извинился. Поэтому зачем какие-то санкции на меня накладывать?
— Если сейчас возвращаться в тот день и исходить из той информации, которая появилась, в том числе твои показания, которые были даны. Что произошло? Это был такой эмоциональный срыв?
— Безусловно. Вызванный неквалифицированным судейством. Конечно, такого не должно было быть, безусловно, но почему-то произошло.

— Ты не задумывался, почему?
— У меня нет объяснений, честно говоря. Никогда такого не было, и вот опять. Не знаю, просто эмоции на поле. Там чистый пенальти был.
— По-моему, лет 8 назад ты в интервью говорил, что нельзя решать вопросы с помощью силы, всегда нужно разговаривать. Что произошло?

— Мы ж поговорили. Там видно, что мы о чем-то разговариваем перед этим. О чем-то говорили, я не помню. Наверное, не о хорошем.
— А после этого ты не пробовал с ним поговорить?
— Я пробовал, но он не брал трубки.

— Потому что он как раз говорит, что именно от тебя звонков не было, а звонки были от каких-то представителей.

— От меня, естественно, никаких звонков не было, потому что их не могло быть, если ты не берешь, поэтому они не зафиксированы нигде. На следующий день я ему звонил четыре раза, он не брал трубки. Ну а потом, я так понимаю, его оградили от внешних звонков.