Елизавета Туктамышева: я хотела завершить карьеру, не было мотивации

Елизавета Туктамышева: я хотела завершить карьеру, не было мотивации

Елизавета Туктамышева: я хотела завершить карьеру, не было мотивации

Василий КоновР-СпортВсе материалы
Чемпионка мира и Европы, фигуристка Елизавета Туктамышева в интервью Василию Конову на ютьюб-канале KonOff призналась, что хотела завершить карьеру, но нашла для себя новый вызов, поделилась ожиданиями от возвращения Алины Загитовой и Евгении Медведевой, попробовала угадать всех чемпионов Олимпийских игр в Пекине и, отметив, что сейчас свободна, откровенно рассказала о том, что не готова к отношениям в данный момент.
недавно прошел командный турнир фигуристов. Какие остались впечатления?
— Очень эмоциональный старт получился. Во-первых, потому, что это было три дня подряд. И выдержать эти три дня оказалось сложнее, чем я думала. После прыжкового фестиваля я была очень уставшей, потому что целый день мы что-то делали: был прыжковый фестиваль, потом репетиция нашего открытия, и на короткую на следующий день я уже: «Так, стоп, у тебя только сейчас начинаются соревнования, так что давай соберись».

В целом очень понравился турнир, было весело и круто. Думаю, что многие фигуристы запомнят его на очень долгое время.
— Вы сказали, что начинаются соревнования. То есть вы к этому отнеслись как к серьезному старту?

— Я ко всем стартам стараюсь относиться серьезно. Все-таки, когда выходишь на публику, тебе нужно выступать хорошо, и из-за этого все равно складывается волнение какое-то.
— Но это же шоу!
— Это не совсем шоу. Чемпионат мира еще впереди, поэтому каждый старт — это важно. Ну, на данный момент.
— Прыжковая часть как вам? Именно вот этот турнир, мальчики против девочек, кто кого перепрыгает.

— Я болела за мальчиков очень сильно.
— Почему?
— Потому что мне они больше нравятся (смеется). Я болела за мальчиков, но был нюанс, что вот это соперничество мальчики против девочек… Мне кажется, лучше было бы сделать жеребьевку до прыжкового фестиваля, разделить несколько девочек, несколько мальчиков, и сделать прыжковый фестиваль команд именно. Мне кажется, что силы тогда были бы более-менее равноценны и можно было бы рассчитывать на любой результат, то есть это было бы непредсказуемо. А когда есть каскад из пяти прыжков, очень сложно сделать те каскады, которые исполнили Аня Щербакова, Камилла Валиева и Саша Трусова. Я просто преклоняюсь перед ними! Это очень сложно, я никогда бы такое не сделала, мне кажется.
— Очень долго обсуждали жеребьевку, что не совсем справедливой была. На ваш взгляд, нормально все с жеребьевкой?

— Я бы все-таки сделала жеребьевку в другом формате, чтобы не надо было выбирать людей. По мне, это было немножечко — с нашей стороны, со стороны спортсменов, которые выступали, — ну, не унизительно, но я просто не привыкла, чтобы меня выбирали, видимо (улыбается). Может, это у меня склад характера, но мне кажется, что и взрослые фигуристы, такие как Женя Тарасова с Владимиром Морозовым или Тиффани с Джоном… Ну, то есть можно немножко подкорректировать этот момент. А по справедливости, мне кажется, все было равносильно, но девочки — единственный вид, в котором первое-второе места оказались в одной команде. То есть обычно первое место — в одной, второе — в другой. Но я не знаю, может, это был тактический ход специально сделан.
Я бы сделала прыжковый фестиваль отдельным даже соревнованием, потому что мне это так понравилось, но после них действительно устаешь, и на второй и третий день уже тяжелее. Или добавить день перерыва. Я бы точно оставила прыжковый фестиваль, но чуть-чуть его видоизменила.
— Чтоб был отдых обязательно?
— Да.

— Отказ от «Спартака» с чем связан? (Лиза поменяла короткую сезона перед финалом Кубка России. — Прим. ред.)
— Я поставила эту программу еще в феврале прошлого года и, не считая локдауна, я катала очень часто эту программу и уже немножко устала от нее. Решила в новом году с новыми эмоциями, чтобы вот эта вот свежесть появилась в катании, эмоции, вот это наслаждение от процесса, потому что когда уже программа так надоедает, сложно себя заставлять притворяться, что ты до сих пор жаждешь кататься и работать над ней. Я, по крайней мере, не такая, я показываю все, что у меня внутри. Поэтому поменяли.
— Выбор романтической песни Билли Айлиш и Халида с чем связан? Не хотелось чего-то бодренького, танцевального?
— На самом деле, это была идея Алексея Николаевича. Он мне прислал музыку, и я была в шоке от того, насколько мой тренер следит за модой (смеется). Мне очень нравится этот трек, и особенно мне понравилось, что мы добавили акцентов в конец программы, чтобы программа шла по нарастанию. Отвечая на ваш вопрос по поводу динамичной программы — я была готова рассмотреть любой вариант, но эта музыка запала мне в душу, и когда Алексей Николаевич предложил, я сразу сказала да. Я ее очень хорошо чувствую, прям катаюсь и кайфую! Я давно хотела современную программу, как «Drumming Song» в прошлом сезоне, мне нравится идти в ногу со временем. Поэтому я и костюм сделала не фигурнокатательный, грубо говоря, а больше в моем стиле, показательно что-то иное. Мне кажется, что это было правильным решением.

— Какие ощущения и ожидания от финала Кубка России?

— Мне кажется, это пройдет как очередной хороший старт. Он будет проходить в «Мегаспорте», мы уже так много катались в «Мегаспорте», что ничего особенного я не ожидаю, но для себя поставила задачу подойти к этому старту в максимально хорошей форме. Ожидания, как правило, я никогда не строю.
— Но здесь же получается, что это не просто финал Кубка России. Это, по сути, отбор на чемпионат мира.
— Да.
— И с учетом, если не ошибаюсь, седьмого места на чемпионате России, для вас именно финал Кубка становится чуть ли не главным стартом сезона.

— Это один из главных стартов в сезоне всегда и для всех, потому что тот, кто не попал, например, в сборную на чемпионате России, имеет шанс попасть в сборную после финала Кубка. То есть это очень важный старт для всех. Собственно, поэтому я и говорю, что он действительно важный и нужно к нему подойти серьезно и основательно.

«Выигрывать без четверных невозможно»

— Весной вы мне говорили, что полны надежд на третью попытку попасть на Олимпийские игры. Какие сейчас у вас мысли относительно Пекина? Реально?

— Вообще не знаю! Все может быть. Надеюсь, что реально, но нужно приложить все свои силы, чтобы попасть туда. Прям все, что есть в запасе, нужно в этот сезон вложить.
— Тройного акселя хватит?
— Нет. Надо четверной.
— То есть четверной тулуп?

— Да.
— Как с ним дела обстоят сейчас?
— Я еще не до конца его восстановила после болезни, собственно, поэтому я не исполняла его на прыжковом фестивале в программе, потому что мне нужно быть прям в очень хорошей форме, в идеальной практически, чтобы его скрутить и начать делать, особенно стабильно. Это абсолютно новый элемент, я его делала в прошлом году несколько месяцев, потом все закрылось, и я опять потеряла его. Потом начала восстанавливать, восстановила, заболела, опять потеряла (улыбается). Короче, не могу никак несколько месяцев подряд, полгода хотя бы, его стабильно выполнять.
— То есть я правильно понимаю, что в современном женском фигурном катании без четверных выиграть нельзя?

— Выиграть точно нельзя без четверных сейчас. Можно попасть в тройку без четверных, но если бороться именно за звание чемпионки мира или олимпийской чемпионки, это будет очень сложно.
— Кому-то реально составить конкуренцию российским девочкам?
— Мне кажется, японка Рика Кихира, которая сейчас делает четверной сальхов и тройной аксель, вполне конкурентоспособна. Она сильная спортсменка.
— Что Алексей Николаевич говорит по поводу олимпийских надежд?

— Мы пока с ним серьезно на эту тему не разговаривали, у нас сейчас цель — отобраться на чемпионат мира.
— Так или иначе, олимпийский сезон все равно все обсуждают. Александр Жулин недавно мне рассказывал о том, что Вике и Никите уже даже предложены музыкальные номера на олимпийские программы. Вы еще не смотрели в ту сторону?
— Смотрела. Буквально в январе я давала интервью и говорила, что у меня есть идеи на короткую, а сейчас у меня есть уже идеи и на произвольную. Но у меня бывает такое, что я заранее продумываю и думаю, что это будет так здорово, а в итоге получается все наоборот и мы абсолютно другую музыку берем. Идеи есть, но я пока их не буду озвучивать (улыбается).
— Классика или современное?
— И не классика, и не современное.

— Что касается женского фигурного катания в России, на ваш взгляд, что стало катализатором и основной причиной сумасшедшей популярности и такого зрительского интереса, который есть сейчас?
— Первое, что приходит на ум, это появление очень сильных девушек в России. Начиная с 2015-го мы не проигрывали, по-моему, чемпионаты мира и Европы никому, все время первое место занимала российская девочка. Соответственно, когда в спорте побеждают, это уже привлекает к себе внимание. Плюс конкуренция выросла, Олимпиада в Корее, когда на два клана разделились люди.
— Вы в каком клане были?
— В своем (смеется). Я думаю, что какие-то яркие моменты или заголовки, они все равно порождают эту популярность, чтобы люди читали и интересовались, потому что чем больше каких-то новостей, тем больше узнают и человека, и фигурное катание.
— Это такой элемент шоу-бизнеса, который еще больше добавился после начала противостояния «Хрустального» и «Ангелов Плющенко». Вы, кстати, как, когда со стороны смотрели на все это, не думали, что что ж такое-то — фигурное катание в шоу-бизнес превратили?
— Мне кажется, это тоже будет популяризировать как-то, больше узнают не только в мире спорта, а будут узнавать во всей России, и еще больше желающих, наверное, пойдет (заниматься). Я не знаю, на самом деле, как к этому отнестись, потому что я непричастна ни к тому, ни к другому, я живу в Питере, в «Юбилейном». У нас все так спокойно там, что я далека от всех этих сплетен.
— Ни разу не было мысли уйти от Алексея Николаевича?
— Нет. Точно нет.
— Вообще ни разу? Даже в порывах каких-то эмоциональных, может быть, срывов не думали на все плюнуть и переехать из «Юбилейного» куда-нибудь еще?
— У меня были мысли, думаю, как у любого спортсмена, просто закончить карьеру. Но предать тренера, который вложил душу в тебя, который сам развивается, и ты знаешь, что это один из самых лучших тренеров в мире, было бы очень глупо, мне кажется. Я бы себе точно не простила такое. Мишин — навсегда (улыбается).

«Хотела завершить карьеру»

— Вы сказали, что были моменты, когда вы думали об окончании карьеры…
— Это даже не в олимпийские сезоны было, постолимпийские у меня нормально идут. Вот, наверное, в 2017-м, когда у меня было два года посредственного катания, грубо говоря, я не знала, смогу ли я что-то сделать еще, и вот тогда у меня были моменты — может быть, это все, на что я способна, и фигурное катание уже шагнуло вперед?
Наверное, не было какого-то вдохновения и мотивации, но потом откуда-то она появилась — я съездила отдохнуть, начала разучивать аксель, начала его прыгать, мне было удобно, у меня появилось огромное желание кататься, соревноваться, показывать свои программы.
У меня был вот один момент, я даже с Алексеем Николаевичем не разговаривала по поводу этого, то есть я не до такой степени серьезно к этому относилась, это было просто мимолетное желание, которое довести до реализации было бы очень сложно.
— В чем мотивация Елизаветы Туктамышевой сейчас, когда 24 года, толпа юных, прыгающих четверные без остановки?
— В том, что я одна из немногих, которая до сих пор держится, и мне хочется пока показывать, что это возможно. Мне кажется, что я все-таки какую-то роль играю в фигурном катании, вопреки юным девочкам и омоложению вида спорта. Я немножечко выделяюсь, и пока мне этого достаточно, чтобы продолжать кататься и радовать поклонников и саму себя, что ты еще не все показала. И у меня есть это чувство.
Мне кажется, пока я не прыгну четверной чисто в произвольной программе и дальше не докатаю чисто, я не закончу (смеется). Мне нужно это сделать, потому что я знаю, что это возможно.
— Вы сказали по поводу Трусовой, Щербаковой, Валиевой и их технического арсенала, что преклоняетесь. В те моменты, когда вы видите их программы, нет такого, чтобы плюнуть и сказать: «Что я тут делаю?»
— У них своя цель, у меня своя цель.
— У любого, наверное, спортсмена, цель — первое место? Помимо того, чтобы прыгнуть четверной тулуп в произвольной программе.
— Я более философски отношусь к этому сейчас, потому что если бы я так думала, я бы давно закончила. Я как-то спокойнее начала к этому относиться и продолжаю кататься, именно потому, что у меня нет вот этого фанатизма быть постоянно первой, и я не ломаю себя каждый старт, будучи на призовом месте, но не на первом.
— Я могу ошибаться, но нет опасения, что останутся только Кубок России и чемпионат России при таком раскладе?
— Опасение есть, но, опять же, посмотрим, как будет. Всегда есть опасения, но у нас большинство фигуристов в стране, которые выступают именно на российских стартах, и только три представителя каждого вида могут поехать на международные, на Европу и на мир. На международные, на Гран-при я езжу, кайфую, мне очень нравится.
Но я так жила, я к этому уже спокойней отношусь. Если бы я не выиграла тот чемпионат мира и Европы, я, наверное, более серьезно бы к этому относилась, но у меня был этот год, когда я кайфовала каждую секунду, и это настолько потрясающе — чувствовать, что ты являешься фаворитом соревнований, это тебе дает такую энергию, что тебя вообще не остановить. Я просто говорю себе спасибо за тот год, а сейчас — работай, постарайся, делай свое дело, а дальше уже посмотрим, как будет и насколько меня хватит еще.
— А как сами думаете, насколько хватит?
— Думаю, что до Олимпиады сто процентов, а после Олимпиады посмотрим. Но тело пока говорит: «Катайся, Лиза, все нормально!» (Смеется.)

Все чемпионы Пекина-2022

— Лиза Туктамышева приходит в букмекерскую контору и делает ставку на победителей Олимпийских игр в Пекине в мужском одиночном катании, в танцах, в парах и в женском. На кого?
— В мужском — Нэйтан Чен. Я думаю, что он не простит себе еще одного такого выступления, причем это было единственное, по-моему, плохое выступление на Олимпиаде.
В парах — надеюсь, всей душой верю, что это будут Женя Тарасова с Вовой Морозовым (улыбается).
В танцах — всей душой и сердцем верю, что это будут Вика с Никитой, Синицына/Кацалапов. Очень хочу, чтобы это было!
— А девочки?
— В девочках, если Камилла Валиева будет кататься чисто, идеально, и еще два четверных будет делать в произвольной с тройным акселем, то ее очень сложно будет побить. Мне кажется, что может Камилла выиграть.
— То есть три золота России реально взять на Олимпийских играх в Пекине?
— Да.
— А из ребят кто может попасть в тройку? Или в тройку тяжело будет пробиться?
— В тройку сто процентов может попасть Миша Коляда — если не выиграть. Выиграть будет очень сложно, но в тройку с его талантом — можно очень легко это реализовать.
— Как восприняли его переход?
— Спокойно. Я была рада за мальчиков нашей группы, потому что у них есть очень сильный конкурент сейчас, и, как мы видим, конкуренция помогает тому, чтобы у тебя были более серьезные результаты. Поэтому я спокойно отнеслась, и рада, что Алексей Николаевич находит баланс между тем, чтобы тренировать и меня, и Мишу на одинаковом уровне, не ущемляя другого спортсмена.
— У Миши, кстати, потрясающая произвольная программа, на мой взгляд. Когда она рождалась внутри, вы наверняка со стороны что-то видели. Какие были первые впечатления и первые впечатления от полноценного проката?
— Мне очень понравилась музыка, когда я ее услышала. Я видела эту программу в сыром варианте, но я уже тогда понимала, что это будет одна из лучших программ в его фигурнокатательной карьере, поэтому впечатления были очень приятные.
— Возвращение Загитовой и Медведевой на конкурентоспособный уровень реально или нет?
— Смотря на свою карьеру, я могу сказать, что все возможно, потому что я была в еще более худшем состоянии, мне кажется, и смогла выбраться оттуда. У меня было желание и была энергия для этого. Если у них будет желание и цель, то, я думаю, они смогут преодолеть все препятствия, чтобы выйти на хороший соревновательный уровень. Но опять же повторюсь: без четверных вряд ли кто-то сможет выиграть.
— Дружба в женском фигурном катании возможна?
— Да. Почему нет? Я прекрасно общаюсь со Стасей Константиновой, если бы были девочки еще постарше, я бы с ними, как вот с Леной, как с Аделиной, как с Юлей. У нас такая классная компания была!
— Лена Радионова рассказывала, да.
— Да. Если бы были девочки постарше, я бы с ними с удовольствием общалась, а так я больше с мамами общаюсь, мне кажется (смеется).
— С мамами девочек наших?
— Да.
— Не задумывались сами, кстати, о материнстве?
— Задумывалась, конечно, но пока рано.
— После карьеры все?
— Да.
— Естественно, в данном случае будет, наверное, неправильно не спросить, по-прежнему ли вакантно место после окончания отношений с Андреем? Или уже нет?
— Я свободна, да. Но я не хочу, меня не интересуют сейчас никакие отношения.
— Из-за того, что много времени и эмоций отнимают?
— Да. Сейчас осталось не так много времени до Олимпиады, и хочется просто первый раз в жизни конкретно подготовиться, быть настоящей спортсменкой (смеется).
— Вы, наверное, одна из немногих, кто не стесняется откровенности и сексуальности на льду. Это осознанно?
— А как это может быть неосознанно?
— Ну, я не знаю, вдруг на тренировке…
— Случайно? (Смеется.)
— Когда придумывали «Toxic», да, случайно так получилось, и решила оставить.
— Нет, все осознанно, естественно. (Смеется.)

Елизавета Туктамышева: я хотела завершить карьеру, не было мотивации

Фигурное катание. Командный чемпионат мира. Показательные выступления
— Были такие всплески, как после «Toxic», когда, сколько там, 20 тысяч подписалось в инстаграме после первого выступления?
— Да, да. Нет, таких всплесков не было больше, то есть эффект был намного круче, чем я ожидала. Такого больше не повторилось. Не знаю, что нужно сделать, чтобы такое повторить, чтобы это могли показывать на телеэкране (улыбается). Ну, я и не собираюсь такое делать.
Что касается сексуальности и какой-то откровенности, я уже, мне кажется, не раз в интервью говорила, что женское тело — это прекрасно и не вижу ничего плохого в том, чтобы где-то какую-то часть показать. Я же не выхожу абсолютно голая на лед, это все в рамках какого-то приличия, все-таки.
Как придумывали, кстати, номер? Вы мне весной говорили, что чуть ли не Алексей Николаевич.
— Это как-то вместе пришла такая идея. Сам номер поставили очень быстро, буквально за пару дней. Главное, что хореограф придумал с подносом, со стаканчиками такую идею. По движениям, по хореографии не так много нужно было делать, потому что интерес вызывало именно то, что я стюардесса, иду со стаканчиками, на которых я пишу автограф. То есть это была реально шоу-программа, которую как раз, мне кажется, интересно смотреть.
Шоу на то и шоу, что можно пробовать абсолютно разные номера, все что хочешь, и «Toxic», наверное, настолько… Ну, не перевернул мою карьеру, но это большой был шаг к тому, что есть сейчас, вот эта вот популяризация самой себя. Поэтому я выберу «Toxic», потому что это все-таки более значимая программа.
— В «Ледниковый период» хочется как участнице?
— Да, конечно.
— А с кем бы вы хотели попасть в пару? Есть кто-то из людей из шоу-бизнеса, не профессиональных фигуристов, кто еще не участвовал в «Ледниковом» и с кем бы вам было интересно?
— Даже не знаю. Если брать из актеров, то мне нравится Александр Паль.

Елизавета Туктамышева: я хотела завершить карьеру, не было мотивации

Актер Александр Паль
— Высокий, кстати. Нормально, для поддержек самое оно.
— Кстати, не знаю, хорошо это или плохо для поддержек, что он высокий (смеется). Если брать из музыкантов, то это Федук. Больше я не вспомню, наверное, никого (смеется). Шучу.
— А Паль какой работой запомнился?
— Наверное, когда они как раз с Федуком в каком-то сериале играли. И еще в «Горько!» он играл.
— Какой номер из последнего сезона «Ледникового периода», если смотрели, запомнился больше всего?
— Во-первых, хочу выделить пару Александр Энберт/Оля Кузьмина, это что-то невероятное! Я, можно сказать, из-за них смотрела весь «Ледниковый период». Очень понравился их номер «Журавли», и очень понравился номер, веселый у них был, по-моему, «Цирк дю Солей» они катали, она летала на качелях.
— Из веселых мне понравилась «Баба-яга» у Тани Волосожар.
— Этот тоже, да. Но я просто выделила как-то для себя вот эту пару. И пара, которая заняла второе место, они в финале очень хорошо откатали, я никогда не видела, чтобы человек, который никогда не занимался фигурным катанием, так катался и делал «кораблики» в десять раз лучше, чем я. Мне даже обидно было, что он так шикарно в этих «корабликах» сидит (улыбается).

«Началось все с Ван Гога»

— Откуда такая любовь к «Зениту»? Почему не «Динамо» (Санкт-Петербург)?
— Не знаю. Как-то сходила на пару матчей, потом меня пригласили, потом я увидела футболиста Клаудио Маркизио (смеется).
— На поле или в рекламе кофе?
— На поле. Сначала на поле я увидела его как футболиста. Ну и, в принципе, у нас были какие-то коллаборации, проекты вместе с «Зенитом», и хочется именно за Питер. Ну, не знаю, просто «Зенит». Я не знаю, почему так получилось.
— Клаудио Маркизио — это тип мужчины Елизаветы Туктамышевой?
— Нет, я только что Федука назвала с Палем, а тут Клаудио Маркизио. Я сама не знаю, на самом деле кто (смеется).
— И причем ни один из трех не похож на Андрея.
— Итальянец, который пьет кофе, живет в Петербурге, романтичный и очень любит искусство — это хороший мужчина, мне кажется.
— Мне кажется, в таком случае можно посмотреть в сторону Флоренции. Найти итальянца и уехать туда после окончания карьеры.
— Посмотрим (смеется). У меня как-то очень странно все: визуально мне одни нравятся, а если представлять жизнь, быт, то это абсолютно другой тип мужчин.
— Возможен вариант, при котором после окончания карьеры вы отметете все мысли об образовании, шоу-бизнесе, телевидении, шоу и уедете жить в другую страну?
— Я уеду жить в другую страну при условии, что я все равно буду работать, прилетать в Россию и у меня будет какой-то достаток, чтобы я спокойно жила в другой стране. Это вариант очень хороший на самом деле.

— Какие варианты в плане стран? Какие нравятся, куда бы хотелось уехать?
— Италия или Америка.
— Какие полюса!
— Просто хочется в своей жизни попробовать многое и побывать в очень многих местах. Для меня очень важно не сидеть на месте, а двигаться, познавать, узнавать, развиваться и визуально видеть все уголки земли.
— Любовь к искусству откуда?
— Как-то в подростковом возрасте начала интересоваться, и мне понравилось. Я не помню, как это получилось. Я не могу сказать, что разбираюсь в искусстве, что я прям фанатка и хочу коллекционировать… А, началось все с Ван Гога! В Питере была выставка, я сходила туда и была поражена, насколько мне это дало сил, вдохновения и эмоций. Вышла заряженная, одухотворенная, у меня появилось очень много энергии, и я поняла, что вот оно, искусство, вот что дает искусство.
— По поводу жизни, опять же, за пределами катка. Какая она, Елизавета Туктамышева?
— В этом сезоне уставшая какая-то (смеется). Я очень завишу от эмоций в жизни, я импульсивная, но в то же время спокойная, — не знаю, как это работает, — и мне очень важно получать энергию и эмоции от поездок, от виденья чего-то нового, от каких-то путешествий, предвкушения, что сейчас ты что-то узнаешь, увидишь. А этого, к сожалению, в этом сезоне не случилось, и это было непросто.
БЛИЦ
— Фотосессия в Playboy или фотосессия в Forbes?
— Forbes, потому что там получается, что у тебя уже априори сложилась жизнь, мне кажется. (Смеется.)
— Дзюба или Кержаков?
— Дзюба.
— Цифровая безопасность должна быть? В плане как раз Дзюбы.
— Мне кажется, что да.
— А ролик до конца досмотрели?
— Я не смотрела, только слышала об этом.
— Вот когда я Губерниеву так же ответил, он мне сказал: «Все вы вруны, все вы смотрели!» Хотя я тоже не смотрел.
— Нет, мне это не интересно. В этой ситуации Дзюба не виноват.
— Красное вино или белое вино?
— Красное. Сто процентов.
— Эрмитаж или Эрарта?
Эрмитаж. Я не совсем разобралась в современном искусстве.
— Москва или Питер?
— Питер.
— Питер — какой?
— Петроградка, сто процентов. Мое сердце там. Именно не помпезный. Петроградка — это сердце Питера, я считаю. Спокойная, красивая, уютная, не так распиарена, и там людей не так много.
— Елизавета Туктамышева с чашкой кофе во Флоренции или Елизавета Туктамышева с коктейлем на Бали?
— С чашкой кофе во Флоренции.
— А весной был коктейль на Бали.
— Если в общем говорить, то всегда Флоренция, но если говорить, что я не была на отдыхе уже дофига времени, то, конечно, Бали (улыбается). Но все равно, приоритет — Флоренция.
— «Зенит» — чемпион?
— Конечно! А кто еще?
Читайте другие интервью автора:

    —Дмитрий Губерниев: люблю движуху с хейтерами, загиботами и медвеботами—Александра Солдатова: соперница хотела подсыпать мне допинг—Боброва: почему все думают, что Алина с Женей готовы глотки перегрызть?