«Соперники стали меня замечать». Трофимов о пути к бронзе ЧМ

Сергей Трофимов в первый день конькобежного чемпионата мира завоевал бронзу, и сделал это на дистанции 5000 метров — одной из самых «голландских» в этом виде спорта. О странном сезоне, школе жизни в Пхенчхане, нейтральном статусе и «пузыре» в Херенвене он рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Веронике Гибадиевой.

— В принципе, в Нидерланды я уже приехал в неплохой форме. Единственное что, когда бежали чемпионат Европы, было какое-то странное состояние. То ли переволновался… Голова была будто отдельно от тела. Потом после «пятисотки», когда побежал «пятерку», все встало на свои места.

— Какое «заточение» на сборах заходило тяжелее всего?

— Это, кстати, мое первое «заточение», на предсезонные сборы с командой я не ездил.
— Вы затворник-самоучка?
— Можно и так сказать (улыбается). Я и в Коломне на сборе жил в другом месте, не в гостинице.
— И как заходит дебютное «заточение»?

— Было дико во второй день, когда сдали тест, и выйти никуда было нельзя. Места себе в комнате не находил. А потом все хорошо пошло. Ничего особенного. Единственное, на выходе из гостиницы нужно отмечаться — когда ушел, когда вернулся, с какой целью покидаешь отель. Понятно, что запрещено с кем-либо пересекаться и посещать магазины. Да и куда особо тут идти? У нас, в принципе, все в отеле есть, кормят вкусно, стали в какой-то момент для нас даже суши делать. Мы не страдаем.
— Нильс ван дер Пул своими результатами удивляет?
— Он сильный парень. Длинные дистанции у него хорошо заходят. Я бы не сказал, что у него там какой-то резкий нереальный прогресс. Все мы в конце концов можем зайти в Strava и посмотреть, кто что делает, у кого как заходят нагрузки, кто как побежит. Так что ничего сверхъестественного в его секундах для меня нет. Он просто много пахал. Да, секрет прост — надо пахать. Много и грамотно.

— Где вы пахали?

— После летнего периода в основном в Коломне. Был еще и тренировочный сбор в Питере. Там полуоткрытый каток. Хотя, чего уж, открытый — крыша только от дождя защищает. Но дышится там хорошо! Кататься было приятно. Вспоминаю прошлые годы: ездили в Коллальбо, воздух там был не сухой, и мне это очень подходит. В Питере, конечно, виды не такие, как в Коллальбо, но там тоже воздух влажный. Не люблю когда сухо, кашель начинается. Так что по условиям все было в порядке, хотя тренировки были тяжелые — лед на таких катках не всегда хорошего качества. Например, дождь пойдет, лед покроется инеем и уже не такой каткий.
— Вы были одним из трех конькобежцев, допущенных на Игры в Пхенчхане. Эта школа жизни чему-то научила?
— Это сейчас помогает. Именно в Пхенчхане и организм, и голова перестроились в пользу того, чтобы самому принимать решения, а не рассчитывать на кого-то.
— То есть повзрослели благодаря этому?

— Да, повзрослел.
— И к очередной «нейтральной» аббревиатуре на комбинезоне были морально готовы?
— Я спортсмен, тренируюсь для того, чтобы показывать результат, радовать болельщиков. Понятно, что хотелось бы выступать под флагом и с гимном своей страны, но нам нужно просто пройти через это.