«Нарушим соцдистанцию на трамплине». Прыгуны в воду протестируют Токио

"Нарушим соцдистанцию на трамплине". Прыгуны в воду протестируют Токио

© РИА Новости / Александр Вильф
Сборная России по прыжкам в воду отправляется в Токио и уже с 1 мая начнет борьбу за олимпийские лицензии на Игры-2020. Главный тренер команды Светлана Моисеева рассказала специальному корреспонденту РИА Новости Веронике Гибадиевой об ограничениях от организаторов, задачам по квотам и всем обстоятельствам очень странного олимпийского сезона.

— Сложно судить, из чего они исходили, когда принимали это решение, но мы не могли себе позволить отказать нашим спортсменам в возможности отобраться на Олимпиаду. К тому же, для нас это возможность посмотреть, как все будет устроено на Олимпийских играх, посмотреть бассейн, снаряды. Важный момент для команды.

— У вас столько раз переносили, отменяли, возобновляли проведение Кубка мира, что, как я понимаю, нарушили ваш график вакцинации. Первая прививка уже есть, вторая будет теперь когда?

— Со второй прививкой в связи со всем этим возникла проблема, но выяснилось, что ее можно перенести на более поздний срок. Ребята ее поставят после возвращения с чемпионата Европы. Мы проконсультировались с институтом, где была разработана эта вакцина, нам сказали, что раньше положенного срока ставить не рекомендуется, а вот позже можно.

Сколько будет квот?

— Сколько квот надо «добрать» в Токио и какие?
— У нас не хватает лицензий в синхронных прыжках: на трамплине и у женщин, и у мужчин, а также на женской вышке. Плюс не хватает трех индивидуальных лицензий — одной на женском трамплине, двух — на женской вышке.

"Нарушим соцдистанцию на трамплине". Прыгуны в воду протестируют Токио

— Мужской синхрон на трамплины — это один из наших приоритетных видов. Не волнуетесь за него?

— Надеюсь, ребята справятся с поставленной задачей. Мужские синхронные дисциплины — это те виды программы, в которых мы можем побороться за медали на Олимпиаде. Разумеется, это важный момент для нас, заработать эту лицензию. Но мы намерены вообще завоевать полный комплект квот.
— Как себя чувствует Никита Шлейхер после травмы?
— Шлейхер прыгает в полную силу, все нормально. Но был пропущен какой-то период в соревнованиях, это немного тревожит. Хотя на Круглом они прыгали под оценку и делали хорошие серии, в принципе. Это внушает оптимизм. Они с Женей Кузнецовым сосредоточились на синхронных прыжках, индивидуально выступать в Токио не будут.
— За какие квоты больше всего переживаете?

— Я переживаю за то, чтобы мы могли полным составом поехать на Игры. У нас непредсказуемый вид спорта. Сегодня так, а завтра совсем по-другому. Понятно, что на вышке девочкам будет сложно, но у нас есть опытная Юлия Тимошинина и Анна Конаныхина. Просто им нельзя ошибаться. У нас непредсказуемый вид спорта.
— Какой результат гарантирует попадание на Олимпиаду?
— Полная гарантия в синхроне — результат до четвертого места, но, опять же, если выше будут представители сборной, у которой уже есть лицензия, то их уже нельзя будет брать в учет. Так что сумма баллов до седьмого места может позволить завоевать квоту. Индивидуально — место в полуфинале гарантирует тебе лицензию.
— Лицензии ведь не именные?

— Они на страну. Остальное решает национальный отбор.

Коронавирус и Круглое

— У вас есть переболевшие ковидом спортсмены?
— Есть, но никто из спортсменов не болел в тяжелой форме. Есть те, у которых есть антитела, то есть которые переболели бессимптомно или совсем в легкой форме. А вот тренеры некоторые переболели очень тяжело.

"Нарушим соцдистанцию на трамплине". Прыгуны в воду протестируют Токио

— Вы поставили рекорд по пребыванию на Круглом?

— У нас в этом плане ситуация полегче, чем, например, у синхронисток. Мы старались проводить сборы в других городах — в Казани, в Рузе, в Смоленске, чтобы разбавить вот это время препровождения на одной базе.
Я понимаю, что нам стараются там создать максимально безопасные условия, но морально это тяжеловато. Ты сидишь за стенками, не имеешь возможности никуда выйти, постоянно работаешь. Никакой эмоциональной разгрузки у тебя нет, ужасная связь, ужасный интернет…
Сетовать на спортсменов, которые жалуются, как они устали от Круглого, я не стану. Мы понимаем, насколько морально это непросто. Мы их, конечно, просим потерпеть, но и сами понимаем, насколько сложно воспринимается на долгий срок это ограничение по свободе.

Токио ждет?

— Уже есть какая-то информация по снарядам в Токио, по их особенностям?

— Поставщик трамплинов у нас единый. Вряд ли будут проблемы с досками — другое дело, что они новые, нужно поработать на них с полной отдачей и с полной амплитудой, но, думаю, что уже за период тренировок перед Кубком мира спортсмены их разработают. Ну а вышка — у нас есть понятие «легкая» или нет — это мы сможем понять, уже когда будем на месте. По картинке это не определить.
— Японцы уже рассказали об ограничениях после въезда? Сдаете отрицательный тест и выходите на волю?
— На волю не выходим вообще ни разу (смеется). Результат первого ПЦР ждем прямо в аэропорту. Если все тесты отрицательные, нас везут в гостиницу и размещают команду на одном этаже. Обещали отдельное помещение для питания. Не знаю, как это будет организовано. Сказали, что посещать друг друга в комнатах нежелательно. Отдельная комната будет у массажиста, где он сможет работать. Даже расписание выхода к автобусу регламентировано.
Тренировочного зала не будет, только место для разминки — маты за собой дезинфицировать, посудой пользоваться только своей, только своими полотенцами… Ограничений много, но мы уже привыкли. Другое дело, если заставят разминаться в маске – это, я считаю, нонсенс. Тренеры тоже будут не только в маске, но и в экране. Кричать громко тренеру нельзя, команду прокричать по прыжкам нельзя — как это будет выглядеть, я не знаю…. Пока вопросов больше, чем ответов. Очень большой пакет выездных документов, приложения в телефоне, QR-код и постоянное наблюдение… Чем нарушение правил грозит, я не знаю. Знаю, что самолеты в любом случае летают редко (смеется).

"Нарушим соцдистанцию на трамплине". Прыгуны в воду протестируют Токио

— Ну хоть в синхроне нарушить соцдистанцию можно?

— Ну, шире, чем положено, трамплины не поставят. Придется нарушить (смеется).
— Но есть ведь и положительный момент — наконец-то международные соревнования!
— И это все перевешивает. Соревнований у ребят давно не было, нужно посмотреть, как другие прыгают. Настрой боевой. Поэтому об ограничениях и мыслей нет, будем все правила четко соблюдать, настраиваемся на соревнования положительно.
— Запасных, как я понимаю, нет. А если вдруг что? Если положительный тест.

— И все тогда. Тогда катастрофа! Везти запасную пару мы не можем, у нас впереди еще чемпионат Европы. Кстати, те, кто завоевал лицензии, у нас остаются в России. Просто надеемся на лучшее. У нас есть достаточно людей с антителами, кто-то уже сделал первую прививку, какой-то 50-процентный запас прочности имеем. Верим в хороший расклад.
— Где будут тренироваться те, кто не полетит в Японию?
— Они заедут на Круглое. Остальные будут возвращаться туда сразу после того, как выступят в Токио.
— По финальному сбору перед Играми есть какая-то ясность?

— Японцы, скорее всего, откажут всем в предолимпийских сборах. Мы сейчас ищем варианты на Дальнем Востоке, но, к сожалению, открытие бассейна в Хабаровске откладывается. Так что очень озабочены вопросом по финальному этапу подготовки.