«Готовы ко всему». Ромашина и Колесниченко — о жизни в ожидании Олимпиады

"Готовы ко всему". Ромашина и Колесниченко — о жизни в ожидании Олимпиады

© AFP 2021 / ATTILA KISBENEDEKВероника ГибадиеваР-СпортВсе материалы
Российские синхронистки Светлана Ромашина и Светлана Колесниченко выиграли на чемпионате Европы два золота в соревнованиях дуэтов и еще одно — в технической программе групп. Как они пережили 1,5 года без выступлений, насколько тяжело далась самоизоляция и тренировки на базе в закрытом режиме, олимпийские чемпионки рассказали в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Веронике Гибадиевой.

О постоянных слухах по отмене Олимпиады

«Вопрос о том — будет Олимпиада или нет, интересует всех спортсменов. Мы даже спрашивали об этом у сборной Японии.

Это все Света. Она у нас массовик-затейник. Тихая, спокойная, но как придет ей в голову какая-то идея, вся команда может со смеху попадать.

"Готовы ко всему". Ромашина и Колесниченко — о жизни в ожидании Олимпиады

На Мировой серии в Казани она взяла и ввела через онлайн-переводчик фразу «будет ли Олимпиада в Токио». Он перевел это на японский, Света отправилась с этим к сборной Японии. Они шутку оценили, записали свой ответ «я верю, что она будет». Но мы так поняли, что ответа на этот вопрос точно никто не знает. Спортсмены всего мира находятся в подвешенном состоянии. Нам говорят, что Олимпиада состоится, но мы все равно переживаем.

Не могу сказать «не верю, что Олимпиада будет». Я просто буду ждать открытия. Ведем вот календарь — сколько дней осталось. Дни до Игр нам надо пережить, а там уж все в наших руках.
Светлана Колесниченко: «Ситуация постоянно меняется. Сначала было спокойно, потом начали снова переноситься квалификационные старты. Просто верим и надеемся, что все будет, но готовы как всегда ко всему.
Мы уже знаем, какие примерно будут правила по безопасности. Нас беспокоит, как мы будем держать дистанцию в столовой! Там же всегда невероятные какие-то толпы. Шутим между собой, что есть будем раз в день.
Уже знаем, что нужно устанавливать приложения, нужно сдавать тесты постоянно. Пока больше вопросов, чем ответов, все-таки. Но я думаю, это не наша задача сейчас — думать об этом. Тренироваться, вот наша работа. Хотя, понятно, что все это нас очень интересует.

Когда сказали, что иностранных болельщиков точно не будет, я даже сказала Свете — это просто идеальная для меня Олимпиада. Все ведь любят, чтобы близкие были на трибунах, а у меня все наоборот. Все это лишние нервы и лишние мысли. Мне лучше, чтобы близкие за меня болели, сидя перед телевизором (смеется).

"Готовы ко всему". Ромашина и Колесниченко — о жизни в ожидании Олимпиады

Если будут японские болельщики — уже хорошо. Когда мы ездили на этап Мировой серии в 2019 году, японцы так здорово болели за всех, не только за своих. И когда мы выступили, многие подходили, фотографировались, брали автографы. Было очень приятно чувствовать такую поддержку».

О перерыве в выступлениях

Ромашина: «Когда мы вернулись к соревнованиям, это было на этапе Мировой серии в Казани, мандража не чувствовала. Только предстартовое волнение. От своих эмоций не задыхалась, но выйти на старт очень хотелось.

У меня и раньше была пауза в выступлениях в два года, но это совсем другое — я тогда не только не выступала, но и не тренировалась. А тут были постоянные тренировки, и уже давно были готовы выйти и показаться. Так что на первый старт вышли действительно с боевым настроем.
Все в этот день поздравляли Сашу Пацкевич с возвращением к соревнованиям после рождения ребенка. Все спрашивали «Саша, ну ты как?» Она: «Да я нормально, спокойно». И вот мы все так — очень хотели на соревнования, но в целом восприняли первый старт довольно сдержанно.
Колесниченко: «Быть без стартов 1,5 года для нас в новинку. У нас меньше соревнований, чем у фигурного катания и гимнастики, поэтому перерыв получился ну просто очень большой. Из-за этого приходится работать еще больше. Каждый раз говорю, что надо работать еще больше и, кажется, куда уж… Но вот так.

"Готовы ко всему". Ромашина и Колесниченко — о жизни в ожидании Олимпиады

Могу сказать, что командам, которые еще не отобрались на Олимпиаду, было еще тяжелее, но, на удивление — мы переписывались с некоторыми девочками — все были позитивно настроены.

Естественно, я думаю, что больше всего тренировалась сборная Китая на закрытых базах. Думаю, они и во время нашего локдауна тренировались. Уверена, они 100% в полной боевой готовности.
В Европе все-таки с тренировками было потяжелее. В Италии той же были серьезные ограничения. К сожалению, не все в одинаковых условиях. Всем нам приходится выживать в той реальности, которая есть».

О тренировках на круглом в закрытом режиме

Колесниченко: «Было тяжеловато сидеть на базе по три недели, мы с мужем это обсуждали, он как спортсмен тоже знает, ради чего все это. Стиснув зубы, идем к своей цели, несмотря ни на что. Тяжело, но ведь понимали, что это не вечная история. Ну а во время самоизоляции какое-то время ушло на то, чтобы принять ситуацию, потом начали втягиваться в рабочий режим. Самое прекрасное из того, что я сделала в этот период — просто выспалась».

Ромашина: «То, что мы были на базе так долго все вместе, нас сплотило и объединило. Стали одной семьей за это время. Понятно, что можно в какой-то момент друг другу надоесть, хочется найти какой-то угол и скрыться, но в целом все было очень дружно. Мы стали друг друга лучше понимать, стали ближе друг к другу — узнали больше о близких людях, о семье. Открылись какие-то абсолютно другие моменты».

Три вещи, без которых не выжить на базе

Колесниченко: «1. Подушка. Это вообще меняет качество сна. Ну и свое постельное белье. 2. Кофемашина. 3. Увлажнитель воздуха. Все это привезла на базу во время пандемии».
Ромашина: «1. Семейное фото около кровати. 2. Моя кружка — ее подарила подруга, купила на выставке. На кружке изображена Мэрилин Монро, так что это особенная история. 3. Шоколад. Привожу свой, потому что всегда хочется чего-то своего, а не то, что тебе дают каждый день. От своего и на душе как-то теплее (смеется)».

"Готовы ко всему". Ромашина и Колесниченко — о жизни в ожидании Олимпиады