Паулу Барбоза: «Спартак» не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

Паулу Барбоза: "Спартак" не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

© РИА Новости / Александр ВильфСергей АстаховР-СпортВсе материалы
Португалец Паулу Барбоза прекрасно знает русский язык – спасибо учебе в Советском Союзе. В его квартире в Лиссабоне среди многочисленных книг можно найти отдельный уголок с русской классикой, которую известный футбольный агент, по его словам, кропотливо собирал. Однако разговор о литературе остался вне интервью, как и рассказы о древнем городе на берегу Атлантического океана и реки Тежу.
Во вторник на стадионе «Да Луш» «Бенфика» принимает московский «Спартак». Об этом матче квалификации Лиги чемпионов, о главном тренере «красно-белых» Руе Витории и проблемах столичной команды и всего российского футбола корреспондент РИА Новости поговорил со своим собеседником.

Удар по Витории

– Думаю, будет очень интересный матч. «Спартак» должен сделать все, чтобы выиграть. У «Бенфики» же, несмотря на победу в первой игре, положение непростое – команда должна идти вперед и показать атакующий футбол, потому что впервые за долгое время на стадионе будут болельщики, и футболисты просто не могут действовать от обороны, думать о ничьей 0:0. Даже если бы они этого хотели, им бы никто не позволил так играть.
– «Бенфика» обладает более опытным составом, в этом ее преимущество над «Спартаком»?
– Да, футболисты более опытные, и в этом плюс. Но есть и минус – они возрастные, а это отсутствие скорости. «Спартаку» терять нечего, он будет играть на победу.
– В России никто не верит в «Спартак».

– Понимаю такие настроения, ведь первый матч получился не очень хорошим по результату. Но это уже история, и в футболе все может перевернуться с ног на голову. Хорошие команды могут плохо играть в чемпионате и потом давать результат в еврокубках. Сказать, что «Бенфика» уже прошла «Спартак» ни в коем случае нельзя.
– Руй Витория вернулся домой. Как его примут на стадионе?
– Его очень любят болельщики «Бенфики», его ждет теплый прием. Он здорово работал в клубе, выиграл два чемпионских титула в период после Жорже Жезуша. В России есть большое давление на тренера, потому что это «Спартак». Но это проблема нестабильной структуры клуба. Мы видим, что на старте сезона подал в отставку спортивный директор, и это ненормально. Ни одна команда не должна страдать от конъюнктуры, это не должно отражаться на процессах. Чтобы тренер работал хорошо, не должно быть таких вещей.

Паулу Барбоза: "Спартак" не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

– Уход Дмитрия Попова ставит под удар Виторию и его будущее в «Спартаке»?

– Естественно. Для тренера это сигнал, ведь уходят те люди, которые его привели, которые хотели помочь ему создать команду.
– Будь тренер вашим другом, посоветовали бы уйти из клуба, чтобы не испортить репутацию?
– Он достаточно опытный человек и должен понимать, что если есть предпосылки работать дальше, то надо оставаться. Если бы было иначе, Руй подал бы в отставку. Он должен идти вперед, довести до конца то, что он хочет видеть в «Спартаке». Мы прекрасно понимаем, что любой тренер в любом чемпионате может хорошо работать только в случае, если созданы все условия. Нет тренеров, которые за пару недель или месяцев все исправят, сразу дадут результат. Результат – это процесс построения команды. Но если таких условий нет, то нужно хорошо подумать.
– Витория пришел в «Спартак», где ему обещали купить правого защитника, опорного полузащитника. Жена владельца клуба заявляла, что не поддерживала кандидатуру тренера.

– Это шум вокруг команды, он отрицательно сказывается. В клубе могут быть разные взгляды на вещи, но все стараются помочь команде. А когда начинается шум вокруг, и те, кто занимает ответственные позиции, начинают говорить публично, это не идет на пользу. Комментарии могут быть, но они должны быть внутри. Негатив не должен выходить за пределы клуба. И тут нужно понять, почему практически все предыдущие тренеры оставались ни с чем в «Спартаке». Если честно, у «Спартака» были очень интересные главные тренеры, но мало у кого были результаты. Значит, проблема не в том, что клуб не нашел хороших специалистов и футболистов, а в другом.
– Вы говорите о руководстве?
– Да.
– Пока Леонид Федун не наведет порядок в клубе, результата не будет?

– Конечно. Пока не будет выстроена грамотная система управления клубом, вряд ли можно будет добиться успеха. Нужен управленец, которого владелец будет слушать и уважать, а не просто человек с должностью. Если это правда, что игрока не купили не из-за решения внутри клуба, а по совету бывшего главного тренера, то что тут скажешь… Такого быть не должно. Не думаю, что где-то такое возможно еще, чтобы владелец советовался с тренером, который уже не работает в команде, но дает конкретную оценку будущим трансферам. Любой человек понимает, что так быть не должно.

Старостин, Симонян, Бесков

– В Португалии осведомлены о том, что творится вокруг «Спартака»?
– Думаю, что все понимают. Я помню, как играл «Спартак» в 1970-е, 80-е и 90-е годы. Ох, какая команда это была! Для нас «Спартак» такая же популярная и народная команда, которой в Португалии является «Бенфика». Но в последние годы есть сложности в плане организации клуба, единства внутри. Постоянно какие-то скандалы, выяснения отношений между группами. Тренер только начал работать, а его уже пытаются проводить из клуба.

– В перечисленные вами годы начальником команды в «Спартаке» был Николай Петрович Старостин – легендарный создатель клуба, человек, контролировавший все процессы. Такой фигуры не хватает?
– Вы правы, это легендарная фигура. И мне очень сильно повезло – я имел честь быть знакомым с этим великим человеком. Такие люди нужны, они должны сплачивать команду. «Спартак» – уникальный клуб, это олицетворение советского и российского футбола. Вспомните школу Константина Бескова, который привил «Спартаку» тот самый знаменитый стиль. И в Европе команда котировалась очень высоко.
– По степени легендарности со Старостиным может сравниться лучший бомбардир в истории «Спартака» Никита Павлович Симонян. Он даже рассказывал, что получил предложение от Федуна стать президентом родного клуба, но вынужден был отказаться. Такой человек нужен сейчас?
– С большим уважением отношусь к Симоняну. Но если бы он и стал президентом, то, скорее всего, был бы номинальной фигурой в клубной иерархии, просто символом «Спартака». Но здесь нужен человек, который влияет на процессы, сам их определят и создает.

– Последним тренером, при котором была стабильность, был Олег Романцев, но он ушел в далеком 2003 году. С тех пор все и началось…
– Был еще Валерий Карпин. В «Спартаке» нет преемственности. Будь она, таких перепадов могло и не быть.
– Игроков должны подбирать под тренера?
– Нет, это должна быть философия клуба, и под нее должен собираться состав. А тренер, который приходит, должен работать с футболистами, которые уже есть в клубе. Новый тренер в таком случае должен продолжать дело своего предшественника, он должен устраивать не революцию, а эволюцию. А что мы видим? Каждый год переворот, появляются новые игроки, тренеры. И конечно добиться результата так нельзя. Плюс должно быть терпение у руководства. Когда тренера увольняют почти сразу за отсутствие результата, то это ошибка.

Паулу Барбоза: "Спартак" не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

– Паулу, в «Спартак» сватали спортивным директором Жозе Боту. Что о нем скажете?

– Он много лет работал в селекционном отделе «Бенфики», с Руем Виторией. Сомневаюсь, что это хорошая кандидатура на должность спортивного директора, так как в России есть компетентные люди, которые прекрасно знакомы с российским рынком. Для вас в первую очередь важен внутренний рынок, а не международный. Важно обращать внимание на академии, откуда должна идти подпитка молодыми талантами. Боту хорошо знает Португалию, наверное, Бразилию, Аргентину. Но «Спартак» должен опираться на своих игроков. А россияне не могут рассчитывать на место в составе, потому что там играют иностранцы. Поэтому считаю, что спортивным директором должен быть российский специалист, разбирающийся в местном рынке, а Боту легко может быть помощником, работающим по миру.
– Реально появление португальца в клубе?
– Не знаю. Он же сейчас работает в «Шахтере», отпустят ли его на Украине? Функции спортивного директора понятны, но есть еще селекционный отдел. И это разные вещи. Спортивный директор должен формировать спортивную модель клуба: что хочет клуб, какие игроки будут работать, что от них хотят в команде и так далее. А в селекционном отделе, где я вижу Боту (и я не говорю о «Спартаке»), должна быть очень важная фигура, которая будет давать варианты потенциальных новичков для спортивного директора. Так что брать селекционера на роль спортивного директора может быть большой ошибкой.
– Алекс Крал, Джордан Ларссон, Эсекель Понсе. Каковы их перспективы оказаться в хорошем европейском клубе?

– Они очень талантливые игроки. Но они зависимы от своих партнеров. И если у команды ничего не получается, то, конечно, и на них это влияет. Нужно, чтобы «Спартак» нашел свою дорогу, и тогда игроки вновь будут блистать на футбольном поле. В «Спартаке» всегда было много талантов, которые способны играть удачно.

Паулу Барбоза: "Спартак" не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

– Кто самый ликвидный товар в «Спартаке»?
– Не хотел бы называть фамилии, но это в том числе и россияне.

Европейцы считают, что в России могут купить все, что хотят

– Почему в России ценообразование на игроков такое странное: чтобы купить иностранца, нужно переплатить в два раза больше, но при этом при продаже футболиста в Европу тебе дадут в два раза меньше?

– Существует профессиональный стереотип о том, что в России всегда много денег. В Европе считают, что у вас клубами владеют очень богатые люди, которые не считают деньги и готовы отдать столько, сколько им скажут, что они способны купить все, что им нужно. Хотите расскажу вам пример, который характеризует сказанное выше? Одна из российских команд была заинтересована в приобретении футболиста. И если я скажу зарубежному клубу, что этот игрок продолжит карьеру в Португалии или Испании, то его цена будет условно пять миллионов евро, но стоит мне сказать им, что интерес проявляет клуб из России, то его стоимость автоматически вырастет в два раза.
– Как разрушить этот стереотип?
– Очень просто. Сказать, что есть рыночная цена: если хотите, то мы купим игрока, а если вас не устраивает предложение, то сделки не будет. Нужен трезвый подход к ситуации, чтобы в Европы было понимание: в России платят по рынку, и ни евро больше. Только тогда со временем ситуация изменится. А пока это неправильный и непрофессиональный подход, который остался с тех времен, когда некоторые клубы выкладывали деньги на стол, переплачивая в разы.
– Это длилось всего несколько лет.
– А стереотип остался. И это беда российского футбола. Также хотел бы обратить внимание, что в Россию должны приезжать только футболисты, обладающие по сравнению с местным более сильными качествами. Не должно быть такого, чтобы иностранец был наравне с российским игроком по уровню, покупка такого игрока – ошибка. Думаю, что легионеры для получения разрешения на игру в РПЛ должны выступать в составе своей сборной, тогда повысится качество приезжающих иностранных футболистов. Это поможет сохранить российский футбол.

Паулу Барбоза: "Спартак" не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

– Условный Ларссон может уехать в Европу за 12-13 миллионов евро, но если бы он играл, к примеру, в Англии, его трансфер легко потянул бы на 30-40 миллионов. Как так? Почему «Спартак» при продаже не может рассчитывать на такие суммы?
– В футболе существуют свои правила, и есть ранжирование. Играть в топ-5 европейских чемпионатов – это определенный рынок, где футболисты могут переходить из клуба в клуб, не снижая при этом свой спортивный и финансовый уровень. Тогда как уехать в другие лиги и вернуться на свой прежний уровень может быть уже сложнее.
– Вы считаете, что уровень чемпионата России так низок?
– Нет-нет. Просто есть стереотип: футболисты, которые переходят в клубы из России, уезжают только за деньгами, для них амбиции в спорте уходят на второй план. Конечно, в большей степени это не соответствует действительности. Есть много примеров, как иностранцы добиваются успеха в России, для них спортивные результаты всегда стоят во главе угла. Опять же, такое мнение о потере мотивации идет из прошлого. И тренеры всегда опасаются игроков, которые действительно уехали в менее раскрученные по сравнению с ведущими европейскими чемпионаты ради денег, так как считают, что они уже получили от футбола все, что хотели.
– А как же Аксель Витсель, который играл в «Бенфике», уехал за сумасшедшие деньги в «Зенит», затем на шикарный контракт в Китай, и смог после этого оказаться в «Боруссии» из Дортмунда?
– Если футболист уезжает, к примеру, в ОАЭ или Катар, к нему отношение скептическое. Если я правильно понял из новостей, в «Спартаке» один из руководителей имел подобное мнение в отношении Витории, ведь тренер после «Бенфики» поехал работать в Саудовскую Аравию.
– Станет ли «Спартак» для Витории трамплином в хороший европейский клуб?
– Да, если в России он добьется успеха, то уехать в Европу будет намного легче.
– А в Саудовскую Аравию он приезжал добиваться результата или потому что получил щедрое предложение?
– Думаю, он был разочарован после ухода из «Бенфики», не хотел сидеть дома, а тут получил такое щедрое предложение, каких никогда не было в карьере. Для любого человека это большое искушение. Если вы хотите знать мнение, то, на мой взгляд, это была ошибка. Но здесь существуют свои мотивы.
– То есть фактор большой семьи и необходимость обеспечить будущее родных сыграло свою роль?
– Конечно. В Саудовской Аравии он, наверное, за год смог заработать больше, чем в Европе. Да, в жизни бывает такой выбор. Возможно, если бы не предложение «Спартака», он бы продолжил работу на Ближнем Востоке. «Спартак» – это огромный шаг вперед для Витории. Перед ним стоят большие и амбициозные задачи, и ему нужно проявить себя в очень сложной ситуации, порой противоречивой. Он должен проявить все свои положительные качества. К сожалению, в истории в московском клубе не происходит ничего нового, с подобным давлением встречались и другие тренеры.

Гвардиола и «Спартак»

– Со стороны Витория выглядит как добрый дядька, пухленький профессор, над которым ученики могут посмеяться за спиной. Какой он на самом деле?
– Не такой, каким вы его описали. Руй сразу располагает к себе. Это приятный и умный человек, он знает, что надо делать, понимает, что бывают моменты, когда надо быть жестким в решениях. Тренер понимает, что у него сейчас сложный период, но об этом он говорит команде, которую пытается создать. У них есть общая цель – победы и титулы. Важно, чтобы игроки понимали, что добиться результата мгновенно нельзя, что существует высокая конкуренция со стороны соперников по чемпионату и Кубку России, и что команду будет болтать как самолет в турбулентности. И тут должно быть: никакой паники – только уверенное движение вперед.

Паулу Барбоза: "Спартак" не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

– В 2022 году «Спартаку» исполняется 100 лет. Руй Витория – это тот человек, который может решить задачу здесь и сейчас? Верите, что он сможет принести клубу трофей?
– Поживем – увидим. Мне кажется, ему по силам выиграть хотя бы Кубок. Однако давайте не забывать: в футболе является заблуждением думать, что успеха добивается один человек. Если в «Спартаке» на каждом уровне будет единство, все будут верить в итоговую победу, то команде будет по силам решить задачу. Построение команды – это не дело одного месяца.
– С большой долей вероятности «Спартак» не выйдет в группу Лиги чемпионов и клуб потеряет более 20 миллионов евро, в чемпионате страны отставание о лидеров после трех туров уже шесть очков. Тут бы Витории дотянуть до осени и не оказаться без клуба. Тем более мы знаем, что руководство «красно-белых» порой принимает эмоциональные решения…
– Я слежу за историей за много тысяч километров от места ее действия. Если мы говорим о текущем негативном фоне вокруг и внутри клуба, то если тренер не сумеет добиться положительного результата в первые месяцы, он обречен на неудачу. В «Спартаке» требуют результат уже на следующий день. И если тренер его не добивается, то он стоит на пути к двери на выход. Вы можете пригласить самых лучших тренеров в мире, но и они в такой обстановке не смогут работать спокойно и плодотворно.
– То есть приехал бы Хосеп Гвардиола в «Спартак», у него тоже ничего не получилось бы?
– Наверное, было бы еще хуже (смеется). Гвардиола же на второй день работы говорит везде, что он будет чемпионом мира и Европы. Но такому человеку нужны миллиарды на трансферы…

Марат Измайлов

– Паулу, вы давно работаете с Маратом Измайловым, помогали другим ребятам из России переехать в Европу. Как вы объясняете российским футболистам, что в их положении не нужно думать о «Барселоне», «Манчестер Юнайтед» и «Реале»? Что для начала нужно начать европейскую карьеру скромнее – с клуба второго или даже третьего эшелона.
– Мы сейчас говорим о таких очень талантливых игроках, как Марат, Александр Мостовой. Они показали, что могут играть на самом высоком уровне, потому что способны на это. Вопрос в том, как строить карьеру. Мы видим, что вашим игрокам иногда лучше начинать с более простой команды, где им даются условия, чтобы адаптироваться, а потом уже переходить на новый уровень.
По тому опыту, что мы видели, любой российский футболист может играть на самом высоком уровне. Вопрос в том, как идти туда. Важно, чтобы он понимал – должны быть какие-то промежуточные этапы, которые позволят ему преодолеть трудности, которые всегда присутствуют.
– Если брать персоналии, кто мог бы дойти до топ-уровня за два-три шага?
– Могу взять в качестве примеров двух игроков – Алексея Смертина и Мостового. Мост приехал в «Бенфику» и сначала ему было трудно, но он адаптировался и заиграл очень хорошо. После «Бенфики» он играл в «Кане» и «Страсбуре», а потом оказался в «Сельте», которая в то время была одной из самых сильных команд в Европе. Алекс мог перейти в «Реал» или «Барселону», потому что по уровню статистики это потрясающий игрок. До сегодняшнего дня он сохраняет одни из лучших статистических показателей в Испании. Но Мостовой не захотел переходить туда, потому что почувствовал, что «Сельта» – это его команда.
– Может Александр Головин стать таким футболистом, как Мостовой в плане привлечения остальных наших игроков в Европу?
– Может. Возьмите Смертина: он играл во второй лиге в Сибири, потом был «Локомотив», потом сразу «Бордо». Там у него были разные варианты, и он оказался в «Челси». Он очень хороший пример. Это игрок, который, когда приехал в «Бордо», ни слова не говорил по-французски, а уже через три месяца прекрасно мог объясниться. В Англию приехал – тоже быстро изучил английский и начал играть на самом высоком уровне. Но мы говорим об игроках, у которых есть жажда выиграть, которые живут только для этого.
Марат тоже хороший пример – он удачно играл в «Спортинге», потом перешел в «Порту». Он мог и дальше играть, но были свои личные проблемы. Но это тоже пример уникального профессионального игрока, который, на мой взгляд, должен был пораньше приехать из России. Он очень талантливый, но когда футболист задерживается в клубе, он теряет мотивацию. Любой игрок обязательно должен переходить на другой уровень. Здесь нет единого рецепта, но я думаю, что любой россиянин может играть на самом высоком уровне в Европе.

Паулу Барбоза: "Спартак" не добьется успеха, если Федун не выстроит систему

– А чем сейчас занимается Марат?
– Он живет в России, в Португалии, в Эмиратах, и мы с ним разговариваем. У него там свой бизнес. Он любит футбол и продолжает поддерживать форму. Марат – веселый и жизнерадостный человек.
– Согласен, но, кажется, он пропал с радаров.
– Это неправда. Марат – очень скромный человек. Он любит, чтобы его не замечали. Он не пропал, он просто ведет очень скромный образ жизни. Был период, когда он играл в футбол и был публичной фигурой. Он уважает личную жизнь, и мы должны это понимать. Марат просто понимает свое место после футбола. Если я ему позвоню и он на месте, то можем встретиться, выпить кофе. Он пропал для медиа, но он считает, что раз не играет в футбол, то почему он должен общаться. Он как знаменитый шахматист Бобби Фишер. Играл-играл, а потом все говорят, что он пропал. А он решил, что после шахмат имеет право на собственную жизнь.
У Марата все отлично. Он любит футбол, продолжает смотреть матчи. Футбол как работа? Нет. Думаю, он настолько интенсивно жил футболом, жил только для футбола, что после завершения карьеры решил – футболом занимается только, чтобы играть со своими друзьями. Марат – уникальный человек, личность! Он настолько любил футбол, что в молодости уезжал в Бразилию и там специально играл с ребятами на пляже. Он хотел быть там, где есть техника, красота футбола. Не думаю, что он выбрал Португалию, просто была такая возможность. Он был счастлив здесь играть. Тут все болельщики любят его.