Гончаренко: Коляде надо вернуть программу «Нуреев. Белый ворон»

Гончаренко: Коляде надо вернуть программу "Нуреев. Белый ворон"

© РИА Новости / Владимир Песня / Александр Вильф
Трехкратный чемпион России по фигурному катанию Михаил Коляда настолько проникновенно смотрелся в прошлогодней произвольной программе «Нуреев. Белый ворон», что ее стоит вернуть в олимпийском сезоне, заявила РИА Новости заслуженный тренер России Инна Гончаренко.
В прошлом сезоне Коляда выступал с произвольной «Нуреев. Белый ворон», поставленной по мотивам фильма об артисте балета Рудольфе Нурееве. В нынешнем сезоне фигурист исполняет произвольную «Список Шиндлера». Обе программы поставил хореограф Илья Авербух.»Нет, — ответила Гончаренко на вопрос, понравился ли ей «Список Шиндлера». – Лично для меня «Список Шиндлера» проигрывает «Нурееву». По мне «Белый ворон» — это олимпийская программа по сути. Программа, которая сама по себе побеждает. Миша ее чувствовал и выражал настолько тонко, что слезу прошибало. То есть программа компонентная, ее ждали как произведение искусства, как книжку, которую перечитываешь. Как фильмы Гайдая, которые смотришь с детства, а они не перестают нравиться. Очень жалко, что поменяли «Белого ворона».
На вопрос, не думает ли Гончаренко, что, обкатав «Список Шиндлера» на этапах Гран-при, штаб Мишина вернет Коляде «Нуреева», она ответила так: «Я была бы рада. Это мое субъективное мнение. Я не слышала ни одного отрицательного отзыва об этой программе. Считаю, что при подготовке к Олимпийским играм надо учитывать мнение зрителей в том числе».

Гончаренко: Коляде надо вернуть программу "Нуреев. Белый ворон"

Фигурное катание
«Хочется, чтобы наш Мишка выглядел как бриллиант, — подчеркнула Гончаренко. – Он классный катальщик, а «Список Шиндлера» просто перебил «Белого ворона», на мой взгляд. Всю жизнь ему его не нужно катать, но показать его второй сезон подряд в год Олимпийских игр – это нормально. Потому что «Белый ворон» попал в цель так, как когда-то «Калинка» (трехкратной олимпийской чемпионки Ирины) Родниной. Она тоже не надоедала, смотреть ее можно было сколько угодно».

Источник