«Мы все боимся огрести»: двукратную чемпионку Игр подло оставили без денег

"Мы все боимся огрести": двукратную чемпионку Игр подло оставили без денег

© РИА Новости / Григорий Сысоев

"Мы все боимся огрести": двукратную чемпионку Игр подло оставили без денег

Андрей СенченкоКорреспондент РИА Новости СпортВсе материалы
Двукратная олимпийская чемпионка и многократная победительница первенств мира и Европы Яна Егорян выступила с огненным спичем. Как оказалось, прославленная россиянка и герой Рио-2016 осталась без работы: в августе этого года ее уволили из центра спортивной подготовки Московской области, которому она отдала не один год своей богатой карьеры. Причиной такого расставания с фехтовальщицей называется ее неучастие в чемпионате России. Вот только есть одно «но»: в октябре 2020-го Егорян приостановила карьеру, а в мае этого года родила ребенка. В подмосковном спортивном центре этот повод, видимо, не сочли весомым.
Корреспондент РИА Новости обратился к руководству организации с просьбой разъяснить произошедшую ситуацию, но ответа мы не получили. Директор ведомства Денис Зуев также хранит молчание. Зато нам удалось пообщаться с самой Яной.

— Как в руководстве Центра объяснили решение расстаться с вами?
— Ко мне обратились помощники и сообщили, что увольнение связано с неучастием в чемпионате России и, соответственно, отсутствием результата. В руководстве спортивного центра посчитали, что в связи с этим я не должна более работать с ними. Никакой информации, подробностей руководство мне не предоставило. Директор Зуев также не связывался со мной. Все было сделано через третьих лиц. Я же выполняла свою работу и не сидела на зарплате просто так. Прошла отбор на Олимпиаду в Токио. Но бывает так, что планы меняются: наступил карантин, и мы с мужем не захотели ждать и решили завести ребенка. Но я ведь не на Мальдивы поехала отдыхать — я рожала. Когда был тот чемпионат России, я была беременна. Случившееся — это просто смех.

"Мы все боимся огрести": двукратную чемпионку Игр подло оставили без денег

— А вы пытались обратиться лично к Зуеву?
— Я хотела с ним встретиться до того момента, как выяснилось, что я, оказывается, — единственный человек, с кем отказались продолжать сотрудничество. Мой контракт сформировали таким образом, что его срок истек в августе, тогда как у остальных спортсменов договор действует с января по декабрь. Налицо предвзятое отношение руководства ко мне.
— Из Центра к вам никто не обращался уже после вашего заявления?
— Нет. Не думаю, что мое обращение было проигнорировано. Наверняка руководство уже в курсе произошедшего. Новому министру спорта Московской области Дмитрию Абаренову об этом сообщили. У меня уже запланирована встреча с ним.
— Каким образом заключалось соглашение?
— Каждый год мы подписываем новый договор. Часто это происходит во время соревнований. К спортсменам приезжают представители Центра, дают бумаги на подпись. Порой мы наносим личный визит в офис организации и заключаем контракты. Для нас это давно стало формальностью: нам дали договор, мы расписались и поехали дальше тренироваться, работать. Я даже не подозревала, что в моем последнем контракте последним месяцем его действия будет стоять август, а не декабрь. Проблема выявилась только сейчас. Это, конечно, моя невнимательность. Когда я позвонила Ильгару Мамедову (главный тренер национальной команды, вице-президент Федерации фехтования России — Прим. ред.) и рассказала об отсутствии зарплаты, он очень удивился. Я сначала предполагала, что деньги не получают все спортсмены, что у всех договор заключен до августа. Выяснилось, что контракт и, соответственно, зарплату имеют все, но не я.

"Мы все боимся огрести": двукратную чемпионку Игр подло оставили без денег

— Получается, об истечении срока контракта вы узнали только сейчас?
— Формально да. Это произошло в середине сентября. Зарплаты нет, разговоров о продлении договора — тоже. Лишь около трех дней назад мне сообщили о желании Зуева встретиться со мной. Причем не сейчас, а минимум через неделю. Данный вопрос мы поднимали ранее. Зуев через своих помощников знал, что я собираюсь соревноваться дальше, но, видимо, он не счел это за аргумент для предоставления нового контракта. Подписание нового договора откладывалось не один раз. Подчеркну, что если бы в подобной ситуации оказались все спортсмены, то я бы, наверное, промолчала и ждала дальнейших указаний от тренерского штаба. Мое решение рассказать о проблеме публично оказалось вынужденным. Перед обращением в соцсетях я специально обсудила этот момент с Ильгаром Мамедовым.
— Вы намекнули, что готовы выслушать предложения от других регионов. Уже получили?
— Конечно. Уже не раз позвонили, написали. Причем удочку я закинула еще две-три недели назад, когда в Instagram опубликовала пост с сообщением: «Я вернулась в спорт. Как думаете, за какой регион буду выступать?» Представители многих регионов прекрасно понимают, что я не стану просто так об этом говорить. Есть предложения и очень заманчивые. Но я принципиально не хочу соглашаться, не хочу переезжать в другой регион и по сути начинать все заново. Я безумно люблю Химки, всегда гордилась тем, что представляю на соревнованиях Московскую область. Никто не даст соврать, что при любой возможности я упоминаю свою принадлежность к Химкам и Подмосковью. У меня здесь все. Кроме, пожалуй, областного костюма — даже его мне не могут предоставить. Но при всех проблемах я всегда хотела выступать за Подмосковье, за Химки, где я знаю буквально каждый кустик и каждого человека.

— Из коллег кто-то поддержал вас?
— Естественно. Получила массу сообщений от представителей фехтовальной семьи, от тренеров разных регионов и спортсменов из других видов. Они все понимают суть проблемы. Многие думают, что статус олимпийского чемпиона избавляет от подобных трудностей. На деле все иначе.
— Какие прогнозы на будущее?
— Верю, что все конфликты разрешатся. К сожалению, добрым, человеческим путем этого добиться не удается. Возможно, многие люди обидятся на меня за такой поступок, но другого выхода не было. К этому меня подтолкнули определенные люди, которые не выполняют своих задач и обещаний. Может, мое выступление мотивирует остальных спортсменов рассказывать о своих проблемах. Мы ведь все боимся сказать что-то лишнее, боимся огрести от кого-то. Надеюсь, на моем примере обе стороны — спортсмены и менеджеры — будут думать, как себя вести в дальнейшем.

Источник