Роман Власов: в 18 лет таксовал, чтобы заработать на еду

Роман Власов: в 18 лет таксовал, чтобы заработать на еду

© JACK GUEZ

Роман Власов: в 18 лет таксовал, чтобы заработать на еду

Олег БогатовКорреспондент РИА Новости СпортВсе материалы
Двукратный олимпийский чемпион и трехкратный чемпион мира по греко-римской борьбе Роман Власов в интервью специальному корреспонденту РИА Новости рассказал об эмоциях после пропуска Олимпиады и победе на мировом первенстве, отношениях с Александром Карелиным, уважении к украинскому боксеру Александру Усику, сложных моментах в жизни и семейном счастье.
В беседе принимала участие супруга борца Виолетта Колобова, бронзовый призер Олимпиады-2016, двукратная чемпионка мира и трехкратная чемпионка Европы по фехтованию.

— В моей подготовке задействовано очень много людей, и все они сопричастны с моим результатом. Фактически каждый день я принимаю поздравления от боевых товарищей по ковру, руководителей, старших товарищей, тренеров и спортсменов. Это время очень насыщенное и счастливое для меня.
Я очень рано, в 2011 году, испытал, что это такое — быть чемпионом мира. Тогда я не мог в полной мере осознать всю полноту чувств и как же сладко быть чемпионом мира. Как это важно и насколько возвышенное состояние бывает в такой момент. Поэтому, когда я в очередной раз окунулся в этот миг, мои эмоции было просто не передать словами. И от победы, и от всех поздравлений. Ведь каждый человек, который был сопричастен, знает, чего мне это стоило и путь к золотой медали был очень сложен.
Этот год олимпийский, и все те объемы, которые я выполнил на тренировках, были сделаны для Олимпиады в Токио.
— Что вам сказал трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин после победы на чемпионате мира?
— «Рома, огромное спасибо тебе за победу. Это повод гордиться и хвастаться». Сан Саныч больше, чем просто мой старший товарищ, кумир и пример. Сейчас он крестный отец сына Левы, и всю жизнь был мне как отец. Это самая приятная история — когда я приезжаю в Новосибирск, то знаю, что Сан Саныч одним из первых поздравит меня и порадуется за меня. Он прошел этот путь и является человеком, который всегда мотивировал меня на этот путь.
И для него по-особенному важны мои победы. Он всегда присылает мне короткие сообщения — «Поздравляю. Молодец». В этом весь Сан Саныч, но, чтобы эти слова услышать, надо очень многое сделать. Это величайший человек, и его внимание дорогого стоит. Он настоящий пример жизни не только в спорте, но и жизни за ковром. Нам всем очень повезло.

— Какие чувства преобладали после победы в Осло?
— Возвышенные эмоции, просто космические. И я хочу сказать спасибо всем тем людям, которые мне помогали. Как мне сказал мой брат Артем: «Бог проверял тебя на терпение. И ты прошел эту проверку». Ведь Бог всё видит – через что проходит человек. И к тому, кто пашет изо дня в день, обязательно всё вернется.
— Не было ли у вас желания завершить карьеру после того, как не попали на Олимпиаду в Токио?
— Конечно, были. Но это было бы неправильно — уходить в той ситуации, в которой оказался. У меня было огромное желание доказать, что я достоин большего. И мое непопадание в состав, мой проигрыш на турнире в Польше — это недоразумение. Но всё это не сломило меня.
Это был очень сложный период в моей жизни, надо было пережить. Вся эта ситуация — большой удар и для меня, и для моей семьи, и для всех, кто болеет за меня. Но, к счастью, мы смогли выйти из нее, благо в этом году проходил чемпионат мира. И была возможность показать себя.

Шансы на ОИ померкли после Польши

— Когда вы поняли, что не попадаете на Олимпиаду?
— До международного турнира в Польше я не боролся семь месяцев, после победы на личном Кубке мира. И новость о том, что мне нужно отбираться в чистом весе за полтора месяца до Олимпиады, меня немного удивила.
— Обычно ваш вес был больше?
— С весом у меня не было никогда никаких проблем, но перед главным стартом я всегда выступал с провесом, чтобы дважды за полтора месяца не гонять вес. Ведь невозможно выйти на пик формы за такой короткий срок. И во встрече с венгром при итоговом счете 1:1 в полуфинале я потерпел обидное и неочевидное поражение. Фактически соперник ничего не сделал на ковре, а руку подняли ему. И после этого меня поставили третьим номером команды.
— И на внутреннем отборе вы шанс уже не получили?
— Да, шанса мне больше не дали.
— Как вы пережили этот период?
— Это было самое сложное время в моей карьере. Многим пришлось жертвовать, пять лет длился олимпийский цикл, и я был полностью погружен в борьбу за свою мечту. Моя семья и моя мама страдали из-за этой подготовки. Конечно, всем больно. С одной стороны, когда меня недавно чествовали в родном Новосибирске, все плакали от счастья, а с другой, в душе им горько от того, что я не выступил в Токио.
Мне помогла вера в бога. Всевышний посылает нам испытания, и если мы их проходим, то бог вознаграждает. Но ответа на вопрос, почему так получилось, я для себя так и не могу найти.
— Какова была реакция Карелина?
— Это все восприняли очень больно, для всех это был удар. У многих была заветная цель, чтобы в Новосибирске было два трехкратных олимпийских чемпиона и в России появился еще один трехкратный олимпийский чемпион по борьбе.

Предложил провести схватку чемпиону ОИ

— С какими чувствами смотрели схватки в Токио?
— В моем весе выиграл венгр Тамаш Лоринц, который более чем заслуживал стать олимпийским чемпионом. Ведь еще в 2006 году он стал вторым на чемпионате Европы, представляете, какое у него долголетие в спорте? И я очень рад за него, это достойный борец, который вписал свою фамилию в историю борьбы.
Конечно же, мне хотелось с ним побороться. И когда мы встретились на чемпионате мира, я предложил: «Давай устроим схватку между нами, я найду спонсоров. Это же будет интересно». А он ответил: «Нет, всё, я уже закончил», на что я сказал: «Ладно, ты имеешь на это право». Раньше мы выступали в одном весе, но никогда не встречались.
— Что не получилось на Играх у Александра Чехиркина?
— Саша отдал всё для того, чтобы поехать в Токио. Он был готов и надо признать, что в 35 лет выступить на Олимпиаде — это заслуживает уважения. Саша всю жизнь был и остается честным, порядочным человеком с высоким уровнем воспитания. Мы всегда дружили, я искренне болел за него и хотел, чтобы он выиграл Олимпиаду. Но, видимо, не судьба ему было в тот день стать олимпийским чемпионом.
— Что же все-таки стало ключевым в вашем решении продолжить карьеру?
— Много пройдено в спорте, было много фантастических моментов, триумфов, взлетов и поражений. И мне не хотелось всё заканчивать на такой ноте. Но было очень сложно настроиться идти дальше. А в глубине души хотелось верить, что это не конец. Я чувствовал в себе потенциал и силу продолжать бороться. И хотя я говорил, что закончу карьеру после этой Олимпиады, в глубине души я понимал, что не могу оставить дело всей свой жизни.

— Кто вам понравился на Олимпиаде в Токио?
— Кубинец Михайн Лопес. Это великолепная история, в 39 лет он стал четырехкратным олимпийским чемпионом. И я рад, что являюсь его современником, и вся его карьера проходила на моих глазах. Я отношусь к нему с большим уважением.
— Вы с ним общаетесь?
— Нет. Но мне очень приятно, что когда он в Токио стал олимпийским чемпионом, то в интервью произнес слова: «Почему Романа Власова здесь не было?» (с улыбкой).
— А кого из действующих борцов вы еще выделите?
— Олимпийского чемпиона Токио и чемпиона мира нынешнего года иранца Резу Гераи. Иранцы по-особому относятся к борьбе, и я всегда ощущал огромную любовь и поддержку в этой стране. И очень радуюсь каждой встрече с ними, много раз боролся в Иране — как там борьба не развита нигде. Они умеют болеть по-настоящему.
Я горжусь дружбой с борцом из этой страны Хамидом Сорианом, шестикратным чемпионом мира и олимпийским чемпионом, легендой иранской борьбы. У меня была возможность в Иране поужинать с ним, пообщаться и увидеть, как к нему там относятся.

Про Париж пока не загадываю

— Роман, до следующей Олимпиады осталось менее трех лет…
— Не хочу загадывать далеко, сейчас я получаю огромное удовольствие, являясь действующим спортсменом. И рад, что у меня есть силы и возможности выступать дальше и радовать всех тех, кто за меня болеет. Пока есть силы, я буду бороться и идти вперед.
Я чувствую, что это нужно не только мне, что за мной — огромная армия болельщиков. И как меня недавно после победы в Норвегии встречали в аэропорту Новосибирска — такого не было никогда. Я ощутил невероятную теплоту, душевную атмосферу, огромное внимание к себе и от взрослых, и от детей с плакатами.
Сан Саныч мне рассказал, что он пять раз отпрашивал из школы детей, чтобы у них была возможность приехать в аэропорт. И именно для них в первую очередь важна моя победа. И переполненные залы борьбы — это наша главная победа, важно затащить детей с улицы в спортивные залы.
— Но мало кто поверит в то, что вы решили продолжить свою карьеру не для того, чтобы пробиться на Олимпиаду в Париже.
— Как говорится, какой солдат не мечтает стать генералом (с улыбкой). Я молю бога, чтобы он дал мне силы туда пробиться и все-таки реализовать свою детскую мечту — стать трехкратным олимпийским чемпионом. Это не просто желание, не просто путь спортсмена. Когда атлет в третий раз поднимается на верхнюю ступень олимпийского пьедестала — это что-то свыше. Это значит, что рука божья ведет его до конца.
Я знаю, что это не только от спорта зависит, но и от того, какой ты человек, как ты себя ведешь и как относишься к другим людям. Я хочу соответствовать всем критериям — и человеческим, и спортивным. Чтобы бог вознаградил меня таким результатом. Тренируются сотни тысяч, а до золота доходят единицы. Я об этом мечтаю, но через многое надо пройти. Я надеюсь, что с божьей помощью у меня получится.
— Как вы воспринимаете слова некоторых людей, которые в соцсетях пишут: Роман Власов уже не тот, каким был в 2012 и 2016 годах?
— Скажу обратное: я получаю огромное количество слов поддержки, а такое пишут единицы. Всегда, когда человек достигает какого-то уровня, есть люди, которые его любят и не любят. Надо всё доказывать на ковре. Я думаю, что после чемпионата мира ни у кого не повернется язык сказать, что Власов уже не тот.
Я рад тому, что у меня есть такая поддержка в социальных сетях. И еще раз хочу сказать спасибо всем тем, кто следит за моей жизнью и поддерживает меня. Без этого я бы никогда не дошел до сегодняшних успехов. Это огромный стимул и мотивация идти вперед.

Встреча с Виолеттой предначертана свыше

— На Олимпиаде выступал еще один человек, за которого вы переживали по-особенному. Каково это?
— Да, моя супруга Виолетта 1 марта подарила мне сына и смогла вернуться в спорт. Честно говоря, она сомневалась, и я сделал всё, чтобы она вернулась. И она очень многое сделала, чтобы попасть в Токио. Это ее третья Олимпиада, но, к сожалению, у нее не получилось. Я считаю подвигом попадание в состав за такой короткий период после рождения ребенка. Сегодня она тоже в строю и очень хочет выступить в Париже.
Семья — моя главная победа. Будет третье олимпийское золото или нет, но семья останется главной победой. Это моя поддержка, моя опора, мой тыл. Это сын Лева, это космические ощущения, которые я испытал в этом году. Видимо, бог компенсировал мне всё Левой. И, возможно, посчитал, что мне будет слишком много счастья в этом году, если я еще и Олимпиаду выиграю (с улыбкой).

Роман Власов: в 18 лет таксовал, чтобы заработать на еду

© Фото : Личный архив Романа Власова.Российский борец Роман Власов с семьей.
Я счастлив, что сейчас моя семья рядом и так сложилась моя судьба. И тому, что благодаря моему любимому виду спорта познакомился с будущей супругой на олимпийском балу.
— В 2016 году?
— Да. И всё сложилось так, что в этом году супруга подарила мне сына. Сейчас идет много споров о том, каким видом спорта он будет заниматься. Но трико ему уже подарили, и я склоняюсь к тому, что Лев будет продолжателем семейной борцовской традиции.
В.К. — Я не хотела бы настаивать. Потому что бывают случаи, когда родители что-то выбирают, а ребенок этого не хочет. Если захочет бороться, как папа, то пожалуйста. Я хотела бы своему ребенку жизнь в спорте. Потому что это с детства дисциплинирует и формирует твой характер. Это здорово, когда у ребенка с детства есть цель. Ведь Роман с шести лет занимается борьбой, а я фехтованием — с 11-ти. У многих-то и взрослых в жизни нет цели (с улыбкой), а когда ты идешь и чего-то добиваешься, это здорово.
— Лев – довольно редкое имя.
— Да, такое имея нечасто встречается, но очень мужественное. И нам хотелось, чтобы оно соответствовало характеру нашего сына. Лев — царь зверей, поэтому это имя обязывает ко многому (с улыбкой).
— Сейчас уже можно сказать, на кого Лев больше похож?
— Он меняется каждый день. Сегодня я в нем больше увидел Виолетту, а вчера казалось, что он вылитый я. Характер вроде как у супруги, а внешне будто бы больше похож на меня. Но это не важно, главное, чтобы он рос здоровым и счастливым.
— Ваша встреча была случайной, или вы раньше знали друг друга?
— Я не верю в случайности, я верю в то, что всё предначертано свыше. После Олимпиады в Рио-де-Жанейро я понял, что пора устраивать семейную жизнь. И в этот момент бог мне послал Виолетту. И когда ее увидел на олимпийском балу и пригласил на первый танец, то сразу сказал ей, что хочу семью. С тех пор мы разговаривали часами напролет и через месяц уже встретились.
— Но до свадьбы прошло 2,5 года. Это было вызвано спортивными причинами?
— Да, мы оба находились, в хорошем смысле этого слова, в гонке за результатом. И я немного потом пожалел об этом. Это, наоборот, помогло бы где-то: если бы мы раньше сыграли свадьбу. Но ничего страшного, после свадьбы у меня началось самое счастливое время.

Роман Власов: в 18 лет таксовал, чтобы заработать на еду

© Фото : Instagram Виолетты КолобовойВиолетта Колобова и Роман Власов
— Кто у вас в семье первый номер?
— Конечно, жена, я подкаблучник (смеется). Да нет, мужчина всегда должен быть мужчиной, но стараюсь в чем-то ей уступать. Она тоже спортсменка, тоже с характером, мне частенько приходится уступать.
— Когда у обоих сильный характер, порой просто искры летят.
— У нас всё, славу богу, получается хорошо.
В.К. — Мне тоже приходится уступать (с улыбкой). Семейная жизнь — это компромисс, и где-то приходится уступать мне, а где-то — Роману. Мне кажется, что надо подстраиваться друг под друга. В разных ситуациях мы должны создавать комфорт друг для друга. И перед чемпионатом мира я старалась создавать дома все условия, чтобы он мог спокойно тренироваться и идти к цели. А когда меня ожидают соревнования, он помогает мне. Мы взаимозаменяемы.

Рождение сына изменило приоритеты

— Роман, как поменялась ваша жизнь после женитьбы?
— Жизнь изменилась с появлением Льва, мои приоритеты расставились совершенно по-другому. Уже Лев сейчас на первом месте, а спорт на втором. Поэтому я сказал себе, когда он родился — я надену ему золотую медаль. И я мечтал посвятить ему эту победу, чемпионат мира выиграл ради него.
И теперь надо себя мотивировать еще сильнее — что не только мои родные, болельщики, тренеры ждут победы. Что есть Лев, который дома с улыбкой будет ждать золотой медали от папы. Кстати, Виолетта и Лев встречали меня в аэропорту после победы в Норвегии. И это было так приятно.
Помимо всех побед в спорте я хочу быть хорошим отцом и хорошим мужем. И ничего не упустить, потому что время идет и ничто не вечно. Это лучшие минуты, когда ты видишь, как твой ребенок сел, встал, сказал первое слово. А потом они уйдут, и ты уже их не догонишь. Поэтому всё свободное время я уделяю семье.
— Золотая медаль — не очень обычная игрушка для ребенка.
— Я думаю, что он вырастет и будет гордиться папой. Я хочу, чтобы он гордился папой, и эта медаль будет для него огромной гордостью. Когда я выиграл первую Олимпиаду, то медаль надел на маму. И я этим очень горжусь. Я видел ее глаза, она плакала от счастья, и это дороже всего на свете, когда твои родители счастливы и гордятся тобой.
Когда появляется семья и ребенок, ты становишься спокойнее, понимаешь, что главное, и начинаешь бить в одну точку. Лучше аккумулировать энергию, а потом выстрелить. Я не заглядываю слишком далеко, а готовлюсь к своему часу, когда смогу в полной мере проявить себя. Но главное для меня сейчас семья, я хочу, чтобы мой сын вырос достойным человеком.
— Как бы вы охарактеризовали Виолетту?
— Это человек огромной силы, и не только в спорте. В 14 лет она приехала в Москву, прошла девять чемпионатов мира и три Олимпиады. И сама обеспечила себе жизнь, перевезла сюда маму и купила ей квартиру. Это достойный пример. Мы же как привыкли: мужчина — сильный человек, а женщина слабее. Но это не про Виолетту. Я горжусь, что она моя супруга, и вижу эту историю со стороны, она очень сильная личность.
Мне очень повезло, я считаю встречу с ней подарком судьбы. И горжусь ей не только как женой и тем, что она родила мне сына. Но и как человеком и спортсменкой. И я уверен, что всё лучшее у нас еще впереди.
— Как обычно проходит ваш выходной?
— Мы очень любим вместе завтракать, когда у нас выпадает редкий выходной. Выбираемся в какое-то место, это очень дорогая для нас история. Схожесть интересов очень важна, и мы любим проводить время вместе. А в этом году мы впервые выбрались на Мальдивы. Я раньше думал, что если съезжу на курорт, то буду хуже бороться. А сейчас понял, что всё идет от головы. Если у тебя дома всё хорошо, в голове порядок, а нервная система свежая и отдохнувшая, то переключившись, ты можешь горы свернуть. Я отдыхал на Мальдивах, а через полтора месяца стал чемпионом мира.
Лучшее время — это путешествия с семьей. У нас большие планы на будущее. И как только мы закончим спортивную карьеру, то обязательно объездим полмира. Если будет время.

Новосибирск навсегда в сердце

— Роман, вы из Новосибирска, а Виолетта из Дзержинска. Насколько тяжело привыкали к ритму Москвы?
— Я же всегда был странником и никогда подолгу не жил в Новосибирске — сборы, соревнования, переезды. А в Москве удобная локация, здесь великолепные залы и отличные спарринг-партнеры. Да, Москва дает много возможностей, но это не значит, что я отдалился от Новосибирска. Это моя родина.
И я с большой радостью и гордостью приехал в город после чемпионата мира. Прогулялся по местам детства и никогда не забуду дом, в котором родился и вырос, свою школу. Детство было сложным, но оно было счастливым, потому что мы все время занимались борьбой. И не могли себе позволить пропустить тренировку или где-то отдохнуть, ведь человек счастлив, когда занимается любимым делом.
Новосибирск всегда будет моей родиной, там моя мама, и когда Лев подрастет, я обязательно покажу ему места своего детства. А в Москве живет моя семья, город дает много возможностей, и нам с женой он очень нравится. Я хочу, чтобы Лев здесь жил и получил образование.
— Какие ваши любимые места в Москве и области?
— Сергиев Посад. Это православное место, и мы часто выезжаем туда. И есть еще источник Гремячий ключ, который находится в 15 минутах езды от Сергиева Посада. Это места силы, где я черпаю энергию. А в Москве — Парк Горького, Зарядье, Красная площадь.
В столице много мест, где можно прогуляться, развеяться и хорошо провести время. Мы с супругой часто выбираемся в театр Сатиры или на какие-то другие постановки. Последнее, что мы смотрели — «Любовные письма» с Екатериной Климовой и Гошей Куценко. И меня этот спектакль пробрал просто до глубины души.

В.К. — Мы не ходим в какой-то один театр, я выбираю интересные постановки. Я знаю, что Роме нравится Екатерина Климова, поэтому мы пошли на спектакль, в котором она играет.

Врач в 16 лет посоветовал забыть о спорте

— Как вы себя чувствуете за рулем?
— Уверенно, ведь начал ездить в 18 лет. Сан Саныч Карелин подарил мне сертификат на бесплатное обучение, и я, как сейчас помню, все те моменты. Сан Саныч всегда заботился обо мне как о сыне. Я получил права, а спустя примерно полгода мой брат Артем купил машину, и периодически я на ней ездил. А после победы в Лондоне мне подарили Ауди А8, и я пересел на нее. Но потом продал, чтобы купить маме квартиру.
У меня в основном ведь были олимпийские машины. После золота второй Олимпиады мне подарили BMW Х6, и я ездил уже на ней.
— А с какой начинали?
— С «Тойоты Короллы» 2001 года выпуска. Я на ней столько проехал, сейчас вспоминаю — это было светлое для меня время. Я и таксовал на ней.
— Даже так?
— А как же иначе, такие были времена, денег было не особо много. Едешь после тренировки, кого-то подбросишь, 150 рублей заработаешь и знаешь, что вареная курица на ужин у тебя сегодня есть. Ведь первый серьезный результат я показал в 2010 году, выиграв первенство мира среди молодежи, и у меня появилась хорошая зарплата. А в 2008-2009 годах, когда мне было 18-19 лет, у меня же была травма плеча, и были непростые для меня времена. И кого-то подвезти было за счастье.
— Вы же после той травмы вообще могли закончить карьеру?
— Да, и доктор мне об этом сказал напрямую. Мы потом много раз виделись, он мне и колено потом оперировал, но все время вспоминаем ту операцию. Тогда для меня, 18-летнего пацана, наступили тяжелые времена. Это был перелом плеча со смещением, одна операция, через полгода вторая, когда вытаскивали пластину.
— А что сказал доктор?
— Операция сложная и после нее займись каким-нибудь другим делом, а не спортом. У меня остался шрам на все плечо. И в то время для меня это был очень большой удар, потому что я был зависим от спорта и зарплаты. А результатов не было и приходилось сложно. Но я никогда не унывал, тренировался, и всё свое недовольство и плохое настроение скрашивал в зале железом. Железо же поднимает настроение, проведешь тренировку и тебе намного легче.
У моего тренера Виктора Михайловича Кузнецова в этом году будет юбилей — 80 лет. Это великий тренер и человек, если не ошибаюсь, он подготовил 19 чемпионов мира. И он мне говорил — сколько не было трудных ситуаций, он всегда шел в зал. И с Сан Санычем у него сколько было историй. Но весь негатив они убирали через тренировки. Поэтому он и прожил до 80 лет и еще много проживет. Это сильный человек со стержнем. И я горжусь, что являюсь его учеником.
— Что он вам сказал в Новосибирске?
— Говорит, что мои победы продлевают ему жизнь. Поэтому мне надо продолжать, чтобы Виктор Михайлович жил как можно дольше.
— На дороге у вас были какие-то непростые истории?
— Я стараюсь не попадать в дорожный негатив, потому что это всегда забирает много эмоций. А когда ездил на «Тойоте», то на дорожные ситуации реагировал очень болезненно. Однажды в меня въехали, и мой брат сильно ругался, потому что ремонт тогда стоил тысяч тридцать, а денег не было.
В другой раз он уехал на соревнования, а машину оставил на вокзале. А я уже получил права и представляете, что для 18-летнего пацана значит машина? У меня были запасные ключи, мы с другом открыли машину и поехали кататься. И это было самое возвышенное состояние, когда в 18 лет я впервые сел за руль. Машина, девчонки, поехали!
Но я неправильно припарковался, кто-то камнем разбил стекло и вытащил магнитолу. Это произошло в субботу, а Артем возвращался в воскресенье. Я позвонил другу, и мы на эвакуаторе отвезли машину на то место, где взяли. Друг позвонил Теме и сказал: «Слушай, тут твою машину разбили». Потом мы всё сделали так, что ее разбил кто-то другой, а я в этой ситуации ни при чем. Брат об этом, кстати, до сих пор не знает (с улыбкой).

Хочу познакомиться с Усиком

— Артем ведь тоже занимался борьбой?
— Да, но у него не получилось. И он рано понял, что борьба — это не его и занялся другими делами, тем, в чем у него всё хорошо складывается.
— Наверное, тогда он больше занимался вами?
— Да, ведь он старше на шесть лет. И как я говорю, все те ошибки, которые мог сделать я, совершил он. Я шел по его стопам, и он оберегал меня от них.
Кстати, семилетняя дочь брата Полина занимается фигурным катанием, и мы планируем, что она переедет в Москву. Фигурное катание — вид спорта, в котором очень нужен хороший тренер. Я ни в коем случае не хочу сказать, что в Новосибирске работают плохие специалисты, но Москва дает больше возможностей.
Я с большим уважением отношусь к Этери Георгиевне Тутберидзе, это величайший педагог и тренер. Я смотрю и читаю ее интервью, с одной стороны это очень суровая и в то же время очень справедливая женщина. Я вижу, какой у нее подход к работе, какая селекция в ее школе и был бы счастлив, если бы моя племянница занималась у нее.
— С кем из известных спортсменов вы хотели бы познакомиться?
— У меня огромное уважение вызывает украинский боксер (олимпийский чемпион Лондона, чемпион мира среди профессионалов) Александр Усик. Его спортивный путь очень впечатляет, это достойный человек. Он прославился не только как чемпион, но и тем, что несет правильные ценности и очень достойно ведет себя в жизни. Мы не знакомы, но я хотел бы с ним встретиться.
Александр объединяет наши народы, знает и помнит нашу общую историю и говорит про нее. И я отношусь к нему с глубочайшим уважением. И постараюсь найти возможность выразить ему слова благодарности и уважения.
Меня привлекает спортивная гимнастика, потому что у нас сложились дружеские отношения с Никитой Нагорных. И я болел за него на Олимпиаде в Токио, он молодец, очень достойный человек. Он, кстати, на тренировках учил меня выполнять сальто. И я планировал его сделать на чемпионате мира, но после победы в финале у меня уже не было сил. А Никита в очень красивой манере стал чемпионом Олимпийских игр. Я стоя смотрел за его выступлением, потому что знаю, чего это стоит.
И надо сказать про Костю Цзю. Я в детстве смотрел его бои, и они меня всегда мотивировали. А на фильме про него «Быть первым» я вырос. Наш борец Абдулрашид Садулаев. Сегодня это ярчайший пример служения нашему виду спорта и всему тому, что касается борьбы. Это достойный, воспитанный и порядочный человек. Спортсмен с железным характером.
Мы хорошо общаемся с украинским борцом, олимпийским чемпионом Жаном Беленюком. Он, можно сказать, больше украинец, чем многие коренные представители этого народа. Спорт должен объединять русских и украинцев. Мы же один народ, а нас сейчас отдаляют друг от друга. Это неправильно, мы были одной страной и одним целым. И я горжусь тем, что у меня на Украине есть друзья.
В.К. — Жан очень приятный молодой человек и меня очень удивило, когда на Олимпиаде в Токио он подбежал ко мне счастливый и довольный, и говорит: «Ой, вы супруга Романа Власова, я вас узнал. Передавайте ему привет». Очень круто, что такие известные люди находятся вне политики и, к счастью, их большинство.
— Вы теперь уже, наверное, и в мир фехтования прочно вошли?
— Да, ведь Соня Позднякова моя землячка, мы с ней вместе занимались в Новосибирске у одного из лучших тренеров по ОФП. У нее в 2013 году была очень сложная ситуация с коленом, она порвала крестообразную связку. И тренер всегда говорил: «Какая Соня целеустремленная девочка, какая характерная». Надо было видеть, как она тренировалась, по три-четыре часа и просто щепки летели.
Я тогда понял, что из нее что-то получится и с гордостью смотрел за ее выступлением на Олимпиаде. И, конечно, выиграть в финале у такой великой в прямом и переносном смысле спортсменки, как Софья Великая, дорогого стоит. Я не удивился победе Сони и написал ей — «Я знаю, сколько ты прошла и твоя победа заслуженна».
Я очень рад, что был немного сопричастен ее становлению, что был рядом и все проходило на моих глазах. Вы думаете, борьба от фехтования далеко? Нет, всё рядом, надо просто поверить в себя и отсеять всё лишнее, всех лишних людей, которые тянут тебя назад.

Тяжело принимать предательство

— Вам часто приходилось разрывать отношения с людьми, находившимися рядом?
— Очень часто и приходится это делать по сей день. Это тяжело, это эгоистично, многие не понимают, почему это происходит, но ты для себя знаешь ответ. Если ты хочешь расти, если ты хочешь по-настоящему что-то успеть сделать, ты многое не можешь себе позволить. А у нас же как — люди любят посидеть в бане с чемпионом, сходить пива попить, а ты идешь в зал. Если хочешь со мной дружить — пойдем в зал, а там кто готов три часа пахать? Мало таких, поэтому рядом остаются проверенные ребята.
Те, кто понимает — дружить с чемпионом не так просто. Я считаю, что дружба в этом — когда человек принимает всё, поддерживает и проживает с тобой жизнь. А не когда ходит с тобой по ресторанам, когда ты на пике славы. Это не дружба. Дружба — когда ты внутри ситуации и также принимаешь все удары и издержки случившихся историй, отбора, поездок. Я и по сей день сталкиваюсь с этим. И как никогда ощутил и ощущаю верность слов «У победы много отцов, а поражение всегда сирота».
— Наверное, самое трудно было сказать «нет» в первый раз?
— Они сами всё понимают, один раз скажешь, и они не настаивают. Понимают, что потом дружить будет сложно. А затем говорить «нет» становится проще. А пока ты действующий спортсмен, так как солдат, не можешь себе позволить куда-то сходить. А когда тебе уже за 30, ты должен быть еще более профессионален.
И к тому же сейчас на мне особая ответственность — все просят приехать и провести мастер-классы. Борьбу надо продвигать и нужно быть человеком, который популяризирует ее. Но это надо делать очень осторожно, аккуратно и выборочно. Потому что всё отнимает силы, а времени для разбега у меня уже мало. Надо сохранить всё то, что есть, и чуть-чуть усилить себя, добавить, прежде всего, в тактике. И я к этому готов.
— Роман, у вас были поступки в жизни, которые сейчас вы оцениваете иначе, чем тогда? И ощущаете, что тогда были не правы?
— Я понимаю, о чем вы говорите, но никогда ни о чем не жалею. Это мой опыт и моя жизнь. И если бы не было какой-то той истории, то сегодня не был бы самим собой. Я всегда боролся и знал, что праздность — это большой грех. И всегда старался улучшить жизнь себе и моим близким только за счет труда. Только через пот, через огромную отдачу и преданность своему виду спорта я проживал свою жизнь. Поэтому мне не о чем жалеть.

И если бы я где-то задумался, что достиг всего и можно отдохнуть, то это потянуло бы меня вниз. Я счастлив, что сегодня еще нахожусь в спорте и у меня счастливая семья. Много поменялось в моем окружении, в моей голове, но повторюсь, часто подходит пословица про отцов и сироту.
Я кого-то отсеиваю из своего круга, но это жизнь. И как сказал мне Сан Саныч Карелин: «Если кто-то тебя предал, то ты сам виноват. Значит, ты позволил, чтобы тебя предали». Значит, я слишком близко подпустил этих людей, чтобы столкнуться с предательством.

Борьбой еще не наелся

— Какой город или страна больше всего вам запомнился?
— Самое лучшее место — то, где ты побеждаешь. И каждый город, где я становился чемпионом мира или олимпийским чемпионом, для меня особенный. И я дал себе слово, что еще вернусь сюда однажды. Стамбул, Лондон, Лас-Вегас, Рио-де-Жанейро, Осло — от каждого остались яркие впечатления и воспоминания. Я запомнил каждый стадион и с каждым связана особая история.
А если ты где-то проиграл, то туда уже возвращаться не хочется. Как в Париж, где в 2017 году у меня на чемпионате мира что-то не пошло.
— Но в Париже ведь пройдет следующая Олимпиада!
— Видимо, всё же придется вернуться (с улыбкой). Но не загадываю. А семейные поездки — они другие, когда ты спортсмен, то не имеешь права тратить эмоции на осмотр города. Ты сосредоточен на турнире и концентрируешь энергию. А мир настолько прекрасен, что очень многое хочется увидеть.
— Есть какой-то главный принцип, с которым идет по жизни Роман Власов?
— Преодоление — это борьба с самим собой каждый день. В этом году я как никогда почувствовал, ради чего и зачем мне надо продолжать бороться. Когда я не попал на Олимпиаду, то где-то позволил себе отдохнуть и пожить другой жизнью. Но я понял, что пока к ней не готов. Это сложно, когда ты 24 года вставал утром и шел на тренировку и у тебя была мечта. И очень трудно в какой-то момент ее терять.
Годы в спорте самые лучшие, у меня есть здоровье, и я наслаждаюсь и своей историей, и тем, что есть силы что-то сделать. Когда ты стоишь на верхней ступеньке пьедестала, у тебя на губах вся сладость всей своей истории. Она как началась 24 года назад, так и идет в борьбе.
— Может быть, пресыщение и стало одним из факторов, помешавшим вам пробиться на Олимпиаду?
— Понимаете, если бы я проигрывал, это было бы одно. Но весь олимпийский цикл я шел более-менее нормально, выиграл два чемпионата Европы, три чемпионата России, три турнира Ивана Поддубного, личный Кубок мира. Было лишь одно большое поражение на чемпионате мира, а в целом я шел неплохо.
Если бы я много проигрывал, то понял бы, что устал. И к Олимпиаде я подходил в хорошей форме, с титулами и уверенностью. И не сказать, что не был готов, ведь через месяц выиграл чемпионат мира.
Нет, я от борьбы не устал. Видимо, где-то чересчур много ответственности взвалил на себя. Надо получать удовольствие от того, что делаешь, это не должно тебя обременять и давить на тебя. И все разговоры вокруг о третьем олимпийском золоте тоже повлияли. Мысли об этом витали в воздухе, и где-то это сказалось.

Не намерен снижать обороты

— Ваша семья будет пополняться?
— Да, конечно. Я по-прежнему хочу иметь большую семью. Большой дом, баню и крупную собаку. Всё это впереди.
— В.К. — Дома пока у нас еще нет (с улыбкой). Но всё, что мы делаем, это для нашего будущего, для крепкой семьи и благополучия. После тридцати всё сложнее и сложнее заставлять себя мотивировать на тренировки, но у нас это получается.
— Рубиконом для вас обоих будет 2024 год и Олимпиада в Париже?
— Если ты проходишь весь олимпийский цикл, а тебя ставят третьим номером — это очень больно. И я не хочу еще раз это испытывать, я буду идти год за годом. И, кстати, когда всё так случилось, первыми словами Виолетты были такие: «Жаль, что я не могу отдать тебе свою олимпийскую лицензию».
— Роман, если заглянуть лет на 10 вперед — кем вы себя видите и в какой сфере?
— Опасный вопрос… Если я сейчас скажу что-то конкретное, то многие напрягутся (смеется). Я вижу себя в том месте, где буду максимально полезен людям и спорту. Пусть все напрягаются (с улыбкой). Я понимаю, насколько мне будет сложно, но это часть служения спорту и стране. Я намерен не снижать тех оборотов, которые набрал в борьбе.
— Как вы относитесь к соцсетям?
— Сегодня невозможно их обойти, это дух времени. И не использовать эту ситуацию я считаю неправильным, потому что это возможность для популяризации нашего вида спорта.
Я активный пользователь Instagram и стараюсь тиражировать правильные вещи. Не скрою, что получаю радость от поддержки, которую испытываю, в том числе и когда проигрываю. Знаю, что многие за мной следят и берут пример, поэтому чувствую свою ответственность и стараюсь соответствовать тому пути, который выбрал.
— Чем сейчас Роман Власов отличается от себя самого образца 2011-2012 годов, когда были первые победы на чемпионате мира и Олимпиаде?
— Тогда от меня никто ничего не ждал. Я был молодым, голодным пацаном, который только-только ворвался в команду и представлял большую опасность. Я считаю, что голод — это главное в спорте. И это состояние никогда не должно уходить — как только ты становишься сытым, всё заканчивается. И сейчас я не могу сказать, что насытился победами, голод по-прежнему сидит во мне.
А когда я был в Новосибирске, то специально прошелся по местам своего детства для того, чтобы не забывать то свое состояние. Когда тебе было нечего кушать, и ты был вынужден таксовать для того, чтобы прокормить себя. Отличие только в том, что теперь стало больше ответственности.
До того, как мы встретились с Виолеттой, я был как робот — встал в шесть утра и пошел. А она показала мне другую жизнь, супруга научила меня проводить время вне спорта счастливо, ярко и запоминающе. Показала, что она есть и может быть великолепной.
В.К. — Мне кажется, что сейчас Роман стал более смелым в принятии решений. И понял, что семейная жизнь, может быть, более важна, чем спорт. Когда ты начинаешь сравнивать и сопоставлять, ты понимаешь, что нет ничего дороже семьи. Как бы спорт ни был прекрасен, какими бы запоминающимися ни были бы победы, все равно то, что есть у нас сейчас в семье — это самое ценное и дорогое.
Роман очень силен своим характером, он очень стойкий. Сила характера — самое яркое у него качество. Что бы ни происходило — и травмы, и операции, и непопадание на Олимпиаду, он не падает духом, находит мотивацию и силы идти дальше. Это, наверное, самое главное качество для всех мужчин. Если есть такой стержень, такой характер, то можно и горы свернуть. И не только в спорте, но и в дальнейшей жизни.
— Роман сейчас открытый и раскрепощенный человек — совсем иной, чем раньше, а мы с ним общаемся уже второй десяток лет. Виолетта, с чем это связано?
В.К. — Мне кажется, что Роман стал более открытым и искренним, он познает что-то новое. Да, порой он допускает какие-то ошибки, но это нормально. Это жизнь и это опыт. А у спортсменов ведь не случайно возникают проблемы после спорта. Ты привык всегда находиться под чьим-то крылом, а жизнь открывается с другой стороны, и ты не знаешь, куда пойти. И Роман, когда переехал в Москву, понял, что жизнь меняется и тебе надо самому меняться и под что-то подстраиваться. Он меняется и меняется в лучшую сторону.
— Мне кажется, что у вас, Роман, сейчас словно упал какой-то груз с души…
— Я счастлив от того, что у меня растет сын и получаю наслаждение от того, что я его воспитываю. И когда-то, если я почувствую, что больше не могу бороться, то оставлю спорт и не буду ни о чем жалеть. Потому что я уже отец и несу большую ответственность по воспитанию своего сына. Это первое, что я должен сделать. Многое поменялось в моей жизни, может быть, и борьба изменилась в хорошую сторону.
— Многие отмечают, что в Осло вы были просто в сумасшедшей форме…
— Спасибо, форма была действительно хорошая. А за день до старта у меня был день рождения, и все, конечно же, желали мне победы на чемпионате мира. И их пожелания тоже сказались и на моем настрое, и на результате. И меня очень вдохновили слов Виолетты, сказанные в день рождения.
В.К. — Я видела его предыдущие схватки. И по себе знаю, что спортсмен высокого уровня часто впадает в панику, когда не проходит любимый прием или соперник преподносит что-то, к чему ты не готов. И я сказала ему: «Если что-то не получается, ты проигрываешь балл, два, три, оставайся спокойным. Ты же знаешь, что ты сильный. И когда противник видит, что выигрывает, а тебя это никак не волнует, он сам ломается».
Так и получилось — оппонент в одной из схваток повел в счете, порадовался, и сам же потом ошибся. Потому что Рома оставался хладнокровным и не дрогнул. И я очень обрадовалась — это было то, что я хотела в нем видеть. Я не очень хорошо разбираюсь в борьбе, но со стороны вижу, что у Ромы запас технических приемов очень велик. И надо просто это показать, что он и сделал.
— Чем дальше живешь, тем больше я понимаю, что надо прислушиваться к советам жены (с улыбкой).

Источник