Приговор Косторной, который мы не заметили

Приговор Косторной, который мы не заметили

© Иллюстрация РИА Новости . РИА Новости / Нина Зотина / Александр Вильф / Ольга Бенар

Приговор Косторной, который мы не заметили

Анатолий СамохваловЗаместитель руководителя редакции РИА Новости СпортВсе материалы
Одна из самых талантливых фигуристок современности Алена Косторная травмировала кисть руки и пропустит чемпионат России. Анатолий Самохвалов объясняет, как локальное событие оборачивается для человека крахом карьеры. И при чем тут тренеры…
В Петербурге она пробивалась шипованным, но стеснительным ростком среди массы титулованных соперниц, которые не считали ее себе ровней, она и сама не претендовала на то, чтобы быть им конкуренткой. Там, в «Юбилейном», в 2017-м, она дебютировала на взрослом чемпионате России и выиграла бронзу. Тогда всё только начиналось, перед ней открывался новый мир. Спустя четыре года в Петербурге, перед чемпионатом России, этот мир, потускневший, даже опостылевший ей самой, для нее закрылся.

Приговор Косторной, который мы не заметили

Фигурное катание

Поплакать над шансами

Сегодня у нее практически нет шансов поехать на Олимпийские игры, после которых она когда-то наивно мечтала стать нейрохирургом. У нее есть слишком теоретические шансы отобраться на итальянские Игры-2026, но над ними можно прямо сейчас либо поплакать, либо посмеяться. И если женское фигурное катание через пять лет повзрослеет, а Косторная вздумает эти годы грызть лед по-туктамышевски, то это тоже будет совсем другой мир. Не мир того дьяволенка в обличии ангела, в которого все были влюблены благодаря Алене.
«Увы, от травм никто не застрахован… Косторная была одним из претендентов на попадание в сборную на Олимпиаду…», — Илья Авербух в комментарии РИА Новости набегу высказывал стереотипную мысль, которая подходит любому не вовремя травмированному. Но потеряли Косторную мы гораздо раньше. Не уследили за тем, как она взрослеет и какими вспышками начинает слепить ее талант.
«Я боюсь слова «талант», но у Косторной есть способности, она, как мне казалось, была к фигурному катанию расположена больше всех», — сказала мне Ирина Роднина словами всех, кто видел Косторную в дни побед, когда ее относительная уязвимость в технике подкреплялась безграничным потенциалом второй оценки. Косторная заставляла защищать глаза всех, кроме Этери Тутберидзе, ее тренера, для которой она была лишь одной из многих в ряду с Сашей Трусовой, Аней Щербаковой, Камилой Валиевой и теми, кто помладше.

Приговор Косторной, который мы не заметили

Фигурное катание

Столкнуться лбами у Плющенко

Это потом они с Трусовой поочередно искали себе персональную сцену с большой люстрой и высоким пурпурным занавесом, где им бы не мешались под ногами двенадцатилетки, и где каждую из них ласково бы называли примой. Но на той сцене они столкнулись лбами. Евгений Плющенко, неопытный еще на тот момент тренер, развел девчонок по группам и по времени тренировок, ставку сделал на Трусову, но Косторной подарил свободу, возможности и ее тренера Сергея Розанова, который и увозил Алену из Новогорска на Спорт-Тайм, где группа Плющенко работала до запуска своей базы в Горках-10.
От Тутберидзе Косторная ушла с желанием получить новую роль с новым подходом к работе. Чемпионка Европы, имя, она воспользовалась естественным правом, которое наработала. Но недооценила лишь то, что просчитать в тот момент не мог ни Плющенко, ни она сама. Менталитет.

Приговор Косторной, который мы не заметили

© РИА Новости / Максим БогодвидАлена Косторная и Евгений Плющенко
Плющенко считал, что он дарит ей свободу. Но, сам того не ведая, вручил ей ключик от хаоса. Раньше Косторная управлялась сверху, затем она стала управляться собой. Вроде бы человеку подвезло, надо было аплодировать и радоваться за него, но как приученному подчиняться начать руководить?
Плющенко мысленно стоял в сторонке и выкрикивал «Акселёк!». Как заводной. Потом уходил. И после неудач на стартах заводил уже не себя, а машину на парковке, в тот момент, когда плачущую Алену обнимал только Розанов. Который, конечно же, не был ей никаким начальником. Его местоположение относительно нее до сих пор кажется неясным, а на видосах про «Акселёк» и им подобных он кажется потерянным. В такой свободе с подарками в виде бесконечных новых программ от Ше-Линн Бурн Косторная и терялась как в «Сумерках». Возможно, это была ее лучшая программа в карьере, которую она сыграла про себя.

Приговор Косторной, который мы не заметили

Фигурное катание

Перепутать сон с явью

Мозгами она не приняла новую жизнь, а почувствовала себя одинокой. В академии Плющенко она была той эмигранткой, которой не хватало родимых березок, среди которых прошло ее детство, из которого она, казалось, уже выросла. Спасать карьеру она вернулась туда же. Так бывает во сне. Но новая явь в группе Тутберидзе не принесла Алене ничего принципиально нового.
Сейчас легче всего бросить ей вслед: «Сама виновата». Я думаю, это же ей мысленно кричат и наши фигурные боссы, в силах которых дать Алене шанс на чемпионате Европы. Она по-прежнему действующая обладательница титула. И дали бы этот шанс на ее месте и Трусовой, и Туктамышевой, и Щербаковой, но не Косторной, которая и вправду не выглядела одной из них ни в этом сезоне, ни в прошлом.
«И травмы были, и другие болячки, тяжелые взаимоотношения, и роды были, и партнеров меняла, все что угодно другое происходило, но если человек нацелен, он доходит до результата», — Роднина вспоминает о себе и добавляет: «Это умение — искусство тренера и спортсмена». Искусства этого, видимо, не хватило ни Тутберидзе с Плющенко, ни самой Косторной.

Приговор Косторной, который мы не заметили

Фигурное катание

(Вы)стоять!

Осознавать все эти мутные вещи нужно вовремя, иначе поезд действительно уходит. Аленка, видимо, его тоже проводила, оставшись одна на перроне. В понедельник голос Косторной на другом конце провода был таким же звонким как в Питере в 2017-м, как в Ванкувере в 2019-м, как в Граце в 2020-м, как и всегда. В нем не было признаков трагедии, и она даже была готова высказаться, но в сегодняшнем мире фигуристкам для высказываний мало одного желания. Они хотят свободы, но не приучены ее получать. А когда делают шаг влево, теряют равновесие. «Сто-я-я-я-я-ять!» — закричала бы Татьяна Тарасова. Но уже поздно.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник