«История с русским — безумие»: первое интервью канадца из «Ак Барса»

"История с русским — безумие": первое интервью канадца из "Ак Барса"

© Фото : Instagram Lausanne Hockey ClubВадим КузнецовКорреспондент РИА Новости СпортВсе материалы
Новичок «Ак Барса» Марк Барберио в интервью корреспонденту РИА Новости рассказал о том, как играл с Никитой Кучеровым и Андреем Василевским, почему ему хочется выступить на Олимпиаде и как он перенес первый перелет на Дальний Восток.

Рекордный полет

— Было непривычно, но весело. Я вообще не думал, что когда-нибудь окажусь в этой части Земли, пока не подписал контракт с «Ак Барсом». Пролететь столько километров и оказаться во Владивостоке… Не думаю, что в Северной Америке много людей, которые бывали там, так что это крутой опыт.
— Как прошел перелет из Владивостока до Казани?
— В общей сложности он занял часов 10, так как мы останавливались в Красноярске на дозаправку. Лететь действительно очень долго, но такие путешествия сближают и позволяют лучше познакомиться с командой. Я новичок, и мне даже было полезно.
Я посмотрел пару фильмов, послушал подкасты, поболтал с одноклубниками, поспал. Все прошло не так плохо, как многие могли ожидать. В НХЛ у меня, кажется, был перелет такой же продолжительности. Мой «Колорадо» играл в Стокгольме, и мы возвращались в Денвер прямым рейсом. Вроде бы мы летели даже дольше. Хотя в пределах одной страны так далеко я еще точно не летал. В юности я бывал в Уайтхорсе, это столица провинции Юкон. Это тоже очень далеко по канадским меркам. Удивительно, в какие места может забросить тебя хоккей по ходу карьеры.
Я подумал о том, насколько непросто приходится командам, которые постоянно играют на Дальнем Востоке и летают каждую неделю. Вот это настоящее испытание. К концу нашего путешествия я немного устал, а клубам из Дальнего Востока приходится сталкиваться с этим постоянно. Это впечатляет.

— Разница во времени была самым тяжелым испытанием?
— Во время выезда мы жили по-московскому времени, чтобы потом не привыкать к нему заново. Это отличная идея. Конечно, было непривычно просыпаться, когда за окном темно, и ложиться спать, когда город просыпался, но нужно было просто принять, что мы не дома, а трудности — это часть работы.
— КХЛ остановила сезон из-за распространения коронавируса. Как вы отнеслись к этому?
— Думаю, что лига приняла правильное решение, чтобы защитить игроков. Да, я понимаю, что болельщики расстроены, но теперь у хоккеистов есть время полностью восстановиться после болезни. Надеюсь, что в скором времени мы продолжим сезон уже без новых остановок.

Из Швейцарии в Россию

— Швейцария предлагает хорошие условия для североамериканцев. Хорошие контракты, много соотечественников, нет длинных перелетов. Почему вы решили оставить все это в середине сезона?
— Моя команда «Лозанна» и я в том числе не слишком удачно проводили сезон в Швейцарии, и мне захотелось перемен. Я выпал из состава из-за лимита на легионеров, потом получил дисквалификацию. Все шло не по плану, и вдруг позвонил «Ак Барс» и предложил хорошие условия. Я получил шанс на перезагрузку и игру в сильной лиге в команде, которая претендует на чемпионство. Да, в России другая культура, другой язык, который я пытаюсь ухватить, но я не жалею о своем решении. В Казани мне все нравится.

— Говорят, вы очень долго сомневались, прежде чем перейти в «Ак Барс». Что вас тревожило?
— Перед переездом в новую страну всегда хочется узнать о ней как можно больше. В Швейцарии со мной играл Иржи Секач, и он рассказал мне много хорошего про Казань и «Ак Барс». Я пообщался с Джорданом Уилом, и он подтвердил, что здесь все здорово. Это все оказалось правдой. В Казани прекрасно относятся к игрокам, и здесь делают все, чтобы команда добилась своей цели и выиграла Кубок Гагарина.
Мне очень нравится сам город. Перед Новым годом мы сходили в Кремль с другими легионерами, посмотрели другие достопримечательности. Все было очень красиво. Я отправил фотографии своей девушке и семье, надеюсь, что она увидит все это вживую.
— Вы перешли в «Ак Барс» с имиджем игрока-грубияна и двумя дисквалификациями за год, хотя в НХЛ такой жесткости за вами я не замечал. Что произошло?
— Я никогда не играл грубо, а в Швейцарии вдруг получил репутацию грязного хоккеиста. Так сложилось, что я применил два неудачных силовых приема, которые привели к травмам соперников. При этом я никогда не выхожу на лед с целью травмировать кого-то. Так получилось, что я сыграл неудачно. В общем понятно, почему на меня навесили ярлык агрессивного защитника, но я никогда таким не был. Я стараюсь сыграть в пас, а не в тело, больше помогать команде забивать, а не только разрушать.

"История с русским — безумие": первое интервью канадца из "Ак Барса"

© Фото : Пресс-служба «Ак Барса»Игрок «Ак Барса» Марк Барберио (справа)
— Вы довольно быстро забили свой первый гол в КХЛ. Насколько это было важно?
— Расскажу историю из моей карьеры в НХЛ. Я привык к тому, что на юниорском уровне всегда играл результативно и довольно много забивал, а в «Тампа-Бэй» ну никак не получалось. Я не стригся с начала сезона и сказал парням, что буду отращивать волосы до тех пор, пока не забью. В общем, на первый гол ушло больше 30 матчей, но затем меня будто прорвало. Я забросил еще несколько шайб и уже думал, может, длинные волосы приносят мне удачу.
Здорово, что я сразу забил в КХЛ. Это, конечно, придало положительных эмоций. «Ак Барс» проиграл в моем первом матче, а легионеру всегда хочется играть успешно с самого начала, так как от них всегда требуют большего.

— Как вам уровень КХЛ в целом?
— Хорошая лига с очень приличными скоростями. Мне нравится, что команды играют на маленьких площадках, это больше похоже на НХЛ, чем хоккей в швейцарской лиге, где лед шире. Это здорово меняет игру, добавляет ей агрессивности, нужно быстрее принимать решения. Я вырос в Канаде и привык именно к такому стилю, который сейчас есть в КХЛ, так что мне нравится.

НХЛ думает о деньгах, а не об игроках

— После Кубка Первого канала вы общались со сборной Канады по поводу участия в Олимпиаде?
— Я попал в расширенный список игроков, которых рассматривают перед подготовкой, но после этого не говорил с руководством команды. Думаю, в течение ближайших недель все разрешится. Я бы очень хотел сыграть в Пекине.
Конечно, как болельщику мне очень хочется увидеть на Олимпиаде сильнейших, но, к сожалению, НХЛ отказалась от участия в Играх. Но это дало шанс другим игрокам представить свою страну на Олимпиаде, и почему бы не воспользоваться им?
— Есть мнение, что раз НХЛ опасается за здоровье игроков на Олимпиаде, то и европейцам не стоит играть в Пекине и Игры лучше перенести. Что вы думаете на этот счет?
— Я понимаю, почему появляются такие разговоры, но не думаю, что НХЛ в этом случае думает прежде всего о здоровье хоккеистов. Главная причина этого решения лиги — деньги. Они не могут рисковать, чтобы не потерять еще один 82-матчевый чемпионат, так как это приведет к большим финансовым убыткам. Мы же видим, что происходит сейчас в лиге. Логично было ожидать от НХЛ такого решения.
Мы слышим, как лучшие игроки НХЛ говорят о своем желании помочь сборным на Олимпиаде, на мой взгляд, им должны дать разрешение сыграть в Пекине, но можно понять и лигу. Сейчас вообще все запутанно. Не только в хоккее, но и во всем остальном мире. Все стараются выжить в ситуации, которая сложилась в связи с коронавирусом.

"История с русским — безумие": первое интервью канадца из "Ак Барса"

Хоккей

Кучеров, Василевский и Купер

— Вы работали с главным тренером «Тампа-Бэй» Джоном Купером, который выиграл два Кубка Стэнли и тренировал бы канадцев на Олимпиаде.
— Он был моим первым тренером в АХЛ и НХЛ, и я хорошо знаю Купа. Он классный тренер и великолепный человек. С ним можно поговорить о хоккее и выпить пивка за обсуждением какой-то бытовой ситуации. Я очень рад его успеху в НХЛ.
— Он никогда не играл в хоккей на профессиональном уровне и вообще работал юристом. Как к этому относились игроки?
— Я могу говорить только за себя. У Джона характер победителя. Он выиграл немало дел в зале суда и получил опыт, который помогает ему в мире спорта. Да, Куп не играл в хоккей, но прекрасно понимает психологию спортсмена, так как сам занимался лакроссом. Чем бы он ни занимался, он всегда находил способ побеждать, и это вызывает уважение у любого. Даже если человек не занимался спортом профессионально, это не значит, что он не может тебя чему-то научить, вдохновить тебя и выжать максимум из каждого, чтобы вся команда стала лучше. У Купера есть этот талант. Он наставник от рождения, отсюда и такие успехи.
— В чем его главная особенность?
— Первое слово, которое приходит на ум, — это «свэг». Знаешь, такая внутренняя уверенность, которая граничит с заносчивостью. Своими словами он пронизывает тебя с ног до головы, но не переходит границы. Джон говорит громко, но не кричит, а пытается уважительно донести все, что он хочет, до игроков. Уверен, что Купер классно справился бы со своей работой на Олимпиаде в сборной Канады.
— Вы были в «Тампа-Бэй», когда свои первые игры в НХЛ провели Никита Кучеров и Андрей Василевский. Как они себя вели?
— Куч вел себя очень тихо, был максимально расслаблен и сосредоточен. Я тогда посмотрел на него и подумал — у этого пацана есть что-то особенное. В летней лиге он пахал не останавливаясь и на льду, и на земле. Кучеров настолько крут не потому, что он такой талант, а потому что проделал огромную работу, чтобы стать таким. Его щелчок, его передачи, его видение площадки, скорость принятия решений — все это не получить по щелчку пальца. Это многолетняя работа, и Никита заслужил свои награды большим трудом.

"История с русским — безумие": первое интервью канадца из "Ак Барса"

Хоккей
И еще ему нравится хоккей. Это редкое сочетание, когда человек и талантлив, и трудолюбив, и при этом любит то, чем он занимается. Я помню его дебют в НХЛ. Первый матч, первый бросок и сразу гол в ворота Хенрика Лундквиста и «Рейнджерс». Я как раз находился на площадке позади Никиты и был счастлив за него.
Что касается Василевского, то первая мысль о нем — какой же он здоровый. Не знаю, как сейчас, но в мое время он первым появлялся на тренировке и последним покидал зал. Каждый день! Он работал над растяжкой, изучал ошибки на видео и делал все, чтобы стать лучше. Я уже сказал, что был впечатлен его габаритами, но я никогда не видел, чтобы вратарь с такими данными был таким подвижным и быстрым, как Васи. Поэтому некоторые его сэйвы кажутся нереальными, а для него это просто следствие тренировок. Как и в случае с Кучеровым, талант Василевского подкреплен годами работы над собой.
— В «Монреале» вы поиграли в одной паре с Алексеем Емелиным.
— Было такое. Это были мои первые матчи за «Канадиенс». А потом я провел несколько игр с Андреем Марковым, и это было что-то! Когда я был маленьким и смотрел игры «Канадиенс», то внимательно смотрел за Марки и хотел быть похожим на него. Проходит 15 лет — и он мой напарник. Безумие, правда?
Марков просто невероятно понимал игру и читал ее на шаг-два быстрее остальных. Поэтому, когда он стал старше и чуть медленнее, ему все равно удавалось быть лучшим. Я восхищался тем, как он видел площадку и какие передачи раздавал. Обожал его диагональные переводы с фланга на круг вбрасывания под щелчок нападающему. Соперники смотрели и не понимали, что он сделает дальше — бросит сам или сыграет по-другому. Марки выжидал момент, показывал, что будет атаковать, а сам создавал идеальный момент для партнера.

Усы

— Однажды на Хэллоуин вы были в образе Фредди Меркьюри. Кто заметил, что похожи на него?
— Это ребята из «Колорадо». В ноябре я всегда отращиваю усы, и как-то в команде сказали: «Ничего себе. Как же ты похож на Меркьюри!» А еще тогда вышел фильм «Богемская рапсодия», так что все совпало как нельзя лучше. Я отращивал усы весь ноябрь, а потом появился в этом костюме на вечеринке.
— Мне еще понравился ваш образ Пабло Эскобара. Вы на него тоже похожи.
— Аналогичная история. Тогда шумел сериал «Нарко» и в команде сказали об этом. Когда появляется возможность отрастить усы для костюма на Хэллоуин, я делаю это.

"История с русским — безумие": первое интервью канадца из "Ак Барса"

Футбол

Источник