«Жену выгоню на работу, а сам уйду на пенсию»: веселые откровения олимпийца

"Жену выгоню на работу, а сам уйду на пенсию": веселые откровения олимпийца

© РИА Новости / Владимир Астапкович

"Жену выгоню на работу, а сам уйду на пенсию": веселые откровения олимпийца

Олег БогатовКорреспондент РИА Новости СпортВсе материалыНаписать автору
Всю карьеру он «шмякался» и «шандарахался», чтобы быть на виду, а перед тем, как стартовать на последней Олимпиаде, рассказал Олегу Богатову о быте российского олимпийца, который ездит то на редкой японской машине, то на «косячном» олимпийском авто, дерется на сборах, выгодно женится и поднимается с места на букву «Ж» к медали Олимпийских игр.
Смешные жизненные истории от самого душевного российского саночника Александра Денисьева в интервью РИА Новости.

У детей зубы появляются, а ты этого не видишь

— Выиграть Олимпиаду и закончить карьеру. Уйти на пенсию, — заявил Денисьев сходу, после чего рассмеялся. — На олимпийскую пенсию, и каждый месяц ее получать со спокойной душой. У меня ребенок уже ходит в первый класс, а когда и где я его видел? Я даже жену при выписке из роддома с ним не встречал, мы в этот момент как раз тренировались в Сигулде. Мы только уехали из дома, как жена в Красноярске решила рожать. И Настя родила за два месяца до назначенного времени. Недавно мы еще одного ребенка родили, и теперь она дома одна с ними с ума сходит. Вот так — полжизни уже прошло, а я семью все это время не видел. У детей зубы и появляются, и выпадают, а ты этого не видишь.
Хорошо еще, что главный тренер команды Сергей Леонидович Чудинов в этом году отпустил меня на пару дней, успел 31 августа с семьей день рождения дочки отметить и сына 1 сентября в школу на первый звонок сводить. А через день снова улетел на сборы.

— Максиму 28 декабря будет семь лет, а Марике сейчас три года.

— Марика — редкое имя…
— Это была моя инициатива. Когда я был в спортивном училище олимпийского резерва, мою одноклассницу звали Марика. Кстати, Марика Пертахия тоже участвовала в Олимпийских играх в Сочи в соревнованиях по лыжной акробатике (могулу). Мы с ней дружили, и мне ее имя еще тогда очень понравилось. И когда поженились, я сказал — у нас родится дочка и я назову ее Марика. Все были против, моя теща была против этого имени. А сейчас все привыкли и оно всем нравится. Говорят, красиво и необычно.

Иностранцам наплевать на наш Новый год

— Насколько Новый год значимый для вас праздник?
— Этот праздник очень значим, когда ты встречаешь его дома. А когда за рубежом, настроение совсем другое, начинаются грусть-печаль-тоска. Сидишь и грустишь, потому что иностранцы — такие, как бы помягче сказать… Ведь в свой главный праздник Рождество они всегда делают пробелы в соревнованиях. Все под себя устраивают, а на нас им наплевать.
Я в последний раз отмечал Новый год дома в 2019 году. С детства я прекрасно помню этот хороший праздник, но чтобы я верил в Деда Мороза, не помню. А Новый год мне всегда нравился, всю ночь можно было не спать, а гулять. Сейчас кого-то в новогоднюю ночь вытащить из дома сложно, а раньше все было совсем по-другому. Мы жили в районе Водники, это окраина города, раньше там стояли двухэтажные бараки. Бродили всю ночь, родители ходили по гостям и мы вместе с ними. А когда у меня появилась семья, теперь всегда, когда есть с кем оставить детей на ночь, то отмечаем Новый год всей босотой. Сначала у родителей на Водниках, а потом уже кто куда.

"Жену выгоню на работу, а сам уйду на пенсию": веселые откровения олимпийца

— С сибирским климатом ночью особо и не погуляешь?
— Не всегда так. Сейчас, он, по-моему, поменялся — московский климат к нам пришел. Скоро у нас пальмы будут расти (смеется).
— Как обычно проходит празднование на сборах?
— Грустно, очень грустно. Обычно отмечать Новый год по своему времени начинают спортсмены из Братска и дальше по регионам. Заходим к ребятам в комнаты, поздравляем, они нас поздравляют. Мы начинаем около шести вечера, ведь у Красноярска шесть часов разницы с Европой. Поздравляем родных и близких по скайпу, полчасика посидим и все. А уже ближе к десяти вечера, к полуночи по Москве, собираемся всей командой. Обычно нам в гостинице накрывают какой-нибудь праздничный стол, потому что очень часто это проходит в Кенигзее (Германия), в отеле, которым владеют русские хозяева.
— А что бывает утром?
— Утром 1 января всегда на тренировку. В этот Новый год 1 января уже будет проходить этап Кубка мира. И двойки, наверное, будут начинать эти соревнования. В России, скорее всего, на нас никто и не посмотрит (смеется). Так и живем, как дурные, туда — сюда, туда — сюда. Раз в неделю собираемся, чтобы выяснить, у кого кое-что побольше и покрепче (смеется). И так всю зиму.

Шмякнулся так, что получил растяжение сосудов

— А в будущем вы видите себя в санном спорте? Или уже наелись на всю оставшуюся жизнь?
— Будем надеяться, что в дальнейшем моя жизнь с ним уже не будет связана. Пойдем на другую работу, есть кое-какие вариантики. Но не в спорт. И ведь если идти в тренеры, то опять не будешь видеть семью. Зачем мне это?
— Один из возможных вариантов — бизнес?
— Возможно, у меня есть, допустим, свой бизнес в Москве — на пару с парнем. который раньше тоже катался. В сфере строительства: аренда опалубки, монолитная заливка бетоном и немного логистики. С голоду не помрем, надеюсь. В крайнем случае, жену на работу выгоним (с улыбкой). А то она уже семь лет сидит в декрете, пора бы уже и выйти.
— Санный спорт — рискованный и травмоопасный. Когда у вас прошло чувство риска?
— Со временем оно, наоборот, еще больше нарастает — когда в жизни появились какие-то ценности и становится страшно что-то потерять. А в детстве все было вообще по барабану. Стало впервые страшно, когда перешел в молодежную сборную и впервые увидел все взрослые мировые трассы. Потому что стали другими точки старта, с которых ты никогда не катался… И потом, когда уже появились семья и дети, тоже стало более волнительно. Но как-то более-менее спокойненько к этому относишься. И от большого количества травм у тебя накопилось, много опыта — ты уже знаешь, как можешь от них увернуться. Лучше потеряешь время или что-то другое, но обойдешься без удара.

"Жену выгоню на работу, а сам уйду на пенсию": веселые откровения олимпийца

— Какая травма была самой тяжелой?
— Мы с Владиком (серебряным призером Олимпийских игр, победителем и призером чемпионатов мира и Европы Владиславом Антоновым) один раз так серьезно шлепнулись на трассе в Сочи, года четыре назад на тренировке. Мы зацепили козырек на девятом вираже, потом внутренний борт, потом опять «козырь», затем снова внутренний борт. И в итоге на скорости Владик сильно ударился головой, а я плечом. У меня было растяжение сосудов, а потом на протяжении двух лет преследовали какие-то непонятные головокружения и головные боли. И сейчас сосуды у меня постоянно расширены и реагируют на погоду. А у Владика тогда начало темнеть в глазах. Когда он летел, то ногами сильно ударился во внутренний борт. Но так, чтобы мы сильно что-то ломали и отключались, слава богу не было. Шмякались прилично, но мы все-таки крепкие ребята.
— А раньше не возникало желание завершить карьеру?
— Было, конечно — с 18 лет. Сначала остро стоял финансовый вопрос, плюс я тогда начал встречаться с девушкой. А с такой жизнью, когда тебя нет дома девять месяцев в году, не каждая ведь девушка будет с тобой. Но потом мы одно соревнование выиграли, второе, третье и так каждый год по чуть-чуть прибавляли. А сейчас уже здоровье подводит, все же мы стареем, спина, колени, все болит по очереди. И когда утром встаешь, а ничего не болит, даже странно как-то.

Всё здоровье потеряли, шандарахаясь на санях Демченко

— Успех на Играх в Сочи дал толчок к желанию остаться?
— Знаете, сколько мы здоровья после сочинской Олимпиады как раз и оставили? Потому что с Альбертом Демченко (в те годы — главным тренером сборной России) начали собирать новые сани. И за четыре года до Олимпиады в Корее мы на них все здоровье и отдали, потому что столько раз на них шандарахались. Тогда много чего было, постоянно меняли какие-то технические нюансы и за сезон мы делали по трое саней. Нашандарахались тогда мы от души, все здоровье и потеряли.
— Но результатов же вы добились?
— Да, все наши труды и падения того стоили — мы на протяжении всего сезона готовили сани к какому-то одному соревнованию. И получается, что на санях Демченко мы стали первыми в России, кто выиграл чемпионат Европы в двойках, кто первым победил на этапе Кубка мира, кто первым выиграл чемпионат мира. Везде мы были первыми. У нас нет только медали Олимпийских игр в двойках и награды в общем зачете Кубка мира. А все остальные призы мы постепенно насобирали.

Московский кипеш не по мне

— Предложений перебраться из родного Красноярска в Москву у вас не было?
— Как раз после Олимпиады в Сочи нас хотели перевести, чтобы мы выступали за Москву или Московскую область. И моя работа после спорта тоже будет связана со столицей. Но Москва мне вообще не нравится, не нравится вся эта суета — я живу себе спокойненько в Красноярске, в своей деревне. Я и дом там построил за городом, а в этом году перевез туда семью. Тишина вокруг, так хорошо. Мы больше тишину любим, сходить на охоту или рыбалку. И тем более все родители находятся рядом. У меня нет желания жить в этом московском кипеше. И даже в подмосковном.

Медийность — это не к нам

— Александр, насколько вы известный человек в Красноярске?
— Мы с Владиком стараемся свою медийную известность убирать в сторонку, не пытаемся лезть в телекамеры. А когда после нашего успеха в Сочи возник ажиотаж, то доходило до того. что подаренные нам за Олимпиаду машины даже на трассе останавливали. Просили нас выйти и сфотографироваться. А так мы редко когда попадаем в камеру. В последний раз меня узнали в школе, когда я сына 1 сентября привел на линейку. Подошел мужчина, сказал, что с сыном занимается регби, попросил сфотографироваться с ребенком. Время от времени узнают.
— Регби очень знаковый для Красноярска вид спорта, как и хоккей с мячом.
— Да, «Красный Яр» и «Енисей-СТМ» в России все вдвоем и выигрывают. Восьмикратные чемпионы России… Их, наверное, знают больше, чем нас.
— У вас хорошие габариты для регби — не приглашали?
— Нет, да и зачем? У меня, кстати, одноклассник по школе Рамиль Гайсин играет сейчас за сборную России, «десятка». Мы с ним учились в параллельных классах. Наш физрук Сергей Петрович очень любил лыжников, а надо мной постоянно смеялся. А сейчас подходит, говорит: «Саня, ну ты вообще!».

— Какие у вас одноклассники известные — Пертахия, Гайсин…
— В нашем училище олимпийского резерва было много людей, которые стали потом известными спортсменами. С нами учился чемпион мира по прыжкам в длину Александр Меньков, чемпион мира по боксу (по версии WBC Peace) Александр Беспутин. А почему так получилось? Мы же с Владиком из-за сборов на трех курсах учились по пять лет, поэтому через много выпусков прошли (смеется). Многие наши одноклассники сейчас выступают на мировом уровне.

Олимпийские машины бывают глючными, Демченко встал на трассе

— Саночники привыкли к огромным скоростям и, наверное, все являются ярыми автомобилистами?
— Те, кто не дуркует на дороге, да. Есть, конечно, и выпендрежники, которые и без санного спорта будут дурью маяться. Я сам люблю погонять, но как-то к этой теме подхожу с головой. И когда я еду с семьей, то очень спокоен. И на мотоцикле тоже раньше любил поддать газу — когда знаешь, где есть такая возможность. Пока однажды едва не залетел под встречную машину. И теперь езжу потихонечку. И на лыжах мне страшно кататься — тоже фляга брызнет и полетел. Падал, конечно, не раз, но каждый раз поднимался. И хорошо, что ничего себе не отбил.
— У вас мотоцикл какой марки?
— Не быстрый, типа чоппера — старенький, с объемом 1,2 литра. Что-то типа квадрика. Вот на квадроцикле я люблю в лесу тоже погонять. И на нем действительно страшновато — я и переворачивался на нем пару раз, и на спину он мне падал. А он у меня большой, весит около 450 килограммов. На всем из техники, что есть, гоняем. Дуркуем на всем.
— А за рулем автомобиля с какого возраста?
— Как 18 лет мне исполнилось, так машину и купили. Первая у меня была просто пушка — «Тойота корона премио», 1998 года выпуска. Потом я поменял ее у друга на «Хонду торнео» 1996 года. Затем думал. что немного подкоплю деньжат, продал свою старую машину и решил купить что-то более-менее серьезное. И тогда около месяца я ездил на «Ниве» и просто устал. На природе она идет как родная, но как же тяжело на ней в городе. Потом залез в долги, поехал и купил себе «Хонду аккорд». Вот эту машину 2007 года я очень любил. А потом уже нам с Владиком «Мерседесы» (класса ML) дали за серебро на Олимпиаде в Сочи.
А еще у нас есть «Хонда интегро», купе 2000-го года. Я подарил ее жене, когда она в 18 лет сдала на права. И она уже в семье 10 лет.
— Это же довольно редкая модель?
— Да, она у нас как запасной автомобиль, есть-пить не просит и довольно проста в обслуживании.

— Как вам олимпийская машина?
— Мне нравится. Хотя есть очень косячные варианты, даже Альберт Демченко где-то через месяц-два на ней просто встал на трассе. У многих олимпийцев, кого я знаю, что-то глючное с машиной случалось. А у меня, тьфу-тьфу, ничего такого проблематичного не было.
— Сейчас не планируете ее менять?
— Нет, у меня есть, куда деньги тратить. Мне еще надо дом доделывать и забор ставить.

И ругались, и дрались с партнером

— Вы много лет выступаете вместе с Владиславом, размолвок у вас не было?
— Да разное все было за эти годы — и ругались не раз, и даже дрались. Но уже привыкли друг другу, ведь на сборах и соревнованиях мы вместе проводим больше времени в году, чем дома с женами. 15 лет уже как минимум.
— Вы сразу встали в пару?
— Нет, он был у меня третьим по счету, потому что помоложе. И мы тогда только начинали, пару соревнований я катался с одним партнером, а потом уже выступал с другим. Его предлагали ко мне в экипаж, но он был невысокого роста. А потом подрос и мы начали кататься с ним. Катались и вот докатались до всего этого.

"Жену выгоню на работу, а сам уйду на пенсию": веселые откровения олимпийца

© РИА Новости / Владимир АстапковичСанный спорт. Чемпионат мира. Двойки
— Санный спорт не раскручен, вид спорта непопулярный. Сейчас вы можете сказать, что он сделал вас довольно обеспеченным человеком?
— Наверное, все же хорошо обеспеченным. Но у меня так сложилось, потому что я призер Олимпийских игр, победитель чемпионатов мира и Европы, всего. что возможно. А есть ребята, которые катаются до моего же возраста, становятся вторым, третьим или четвертым номером сборной России. И если ты не показываешь результат. то тебе платят довольно мало. И максимум, на что ты накатаешь за 10 лет — только на какую-то скромную квартирку. Если тебе, конечно, повезет… Но ведь и содержание семьи мне в такую сумму обходится, что порой просто удивляешься.

Отдал 20 тысяч, получил 40 – шикарная свадьба

— Сколько вы уже вместе?
— Мы с Настей женаты 12 лет. Кстати, когда мы узнали, что она забеременела, то пошли в ЗАГС и через два дня расписались. Мне надо было на сборы ехать, а я звоню начальнику команды и говорю: «Артем, подожди, дай мне пару дней, мне жениться надо». Через знакомых договорились и пришли в ЗАГС, они предложили: «Давайте завтра». А Настя говорит — «Давайте все же послезавтра, мы хотя бы какое-то платье купим».
Купили платье за 6 тысяч и у меня была шикарная свадьба. Нас зарегистрировали в центральном ЗАГСе города, была красивая фотосессия, на свадьбе — живая музыка. И свадьба обошлась мне всего в 20 тысяч рублей. А потом мы просто с друзьями тусили на даче. Я отдал 20 тысяч, 40 тысяч получил выгоды — нормально же, да (смеется)? Все приготовились за один день и погнали. Я тоже долго не думал, купил только рубашку, был в джинсах и пиджаке сборной России.

— Какая самая забавная история случилась у вас за годы столь длинной карьеры?
— Сразу вспоминается такая. В 2012 году мы попали в основной состав сборной России, под конец сезона нас накатывали четвертой двойкой. И мы неожиданно попадаем на чемпионат мира среди взрослых, потому что спортсмен из одного экипажа получает травму. А перед ним нас берут на этапы Кубка мира. И на первом из них в Винтерберге мы падаем на Кубке наций и на свой первый основной старт не попадаем. А на второй этап уже пробиваемся. Набираем обороты, приехали на чемпионат мира, откатали и заняли свое место — в месте на букву «Ж»…
Собираемся и вместе с Катей Батуриной, которая тоже из Красноярска, идем домой. А где тогда был Владик, я даже и не знал. И вдруг по рации неожиданно раздается: «Где Денисьев? Где Антонов? Оба быстро на финиш, там какая-то ерунда происходит». Мы сами тоже ничего не понимаем, но быстро находимся и идем на финиш. А там готовится какое-то награждение. Смотрю — стоят экипажи двоек из Италии и Канады, а одно место на пьедестале почета пустует.
И выясняется, что тогда всего во второй или третий раз в истории параллельно проводился чемпионат мира среди юниоров до 23 лет. А нам тогда было 21 и 22 года и оказалось, что мы его выиграли. И получилось так, что я уходил домой, а уже через две минуты мы стоим на высшей ступени пьедестала и играет гимн России. Вот тогда было смешно.
Причем мы шли с Катей и обсуждали то, что сезон не сложился, по взрослым ничего не выиграли и теперь сильно урежут зарплату. И вдруг «Бах!» — мы победили на чемпионате мира и зарплата прилично выросла.

Источник