«Работа в тюрьме? Это же интересно!» Талалайкина — об адаптации в Италии

"Работа в тюрьме? Это же интересно!" Талалайкина — об адаптации в Италии

© РИА Новости / Владимир Песня

"Работа в тюрьме? Это же интересно!" Талалайкина — об адаптации в Италии

Борис ХодоровскийВсе материалы
В декабре Федерация фигурного катания на коньках России (ФФККР) дала разрешение Марии Талалайкиной на смену спортивного гражданства. Питерская фигуристка, лучшим результатом которой на чемпионате России было 9-е место, будет выступать за Италию. В телефонном разговоре с корреспондентом РИА Новости она рассказала, почему решила выступать за другую страну и как проходит ее адаптация в Италии.

— Мне очень нравятся занятия в центре Лоренцо Магри в Энье. Дружная группа, все стараются помочь на тренировках. За пределами катка приходится сложнее. Очень скучаю по маме и кошке Ксении. Хотя и в быту ребята помогают, но для меня это новый опыт. Я ведь единственный ребенок в семье, и мама всегда была рядом. Конечно, помогала ей в домашних делах, но основную заботу мама всегда брала на себя. У нас была настоящая идиллия в отношениях! Сейчас приходится справляться самой. Звоню маме по несколько раз в день.
— Из родного Челябинска в Санкт-Петербург вы переехали с мамой?
— Конечно. Мы все время были вместе. Наверное, поэтому сейчас приходится тяжело. Звоню маме каждый день, стараюсь по возможности вырываться в Россию.
— Если не секрет, кошку вы назвали в честь своего питерского тренера Ксении Дорониной?
— Когда мы принесли котенка, не могли выбрать имя. Предложила назвать ее в честь Ксении Сергеевны.
— Тренер не обиделась?
— Наоборот, умилилась. Сказала, что это забавно.

"Работа в тюрьме? Это же интересно!" Талалайкина — об адаптации в Италии

— Почему из Челябинска вы решили перебраться в Санкт-Петербург, а не в Москву?
— В Челябинске просто не было перспектив. Мой тренер ушла в декрет, и вариантов для продолжения занятий в родном городе не было. Там в то время всего несколько тренеров работали, и у всех уже позанималась. Мы с бабушкой поехали на экскурсию в Санкт-Петербург, а мама позвонила в академию фигурного катания. Трубку взяла Алла Яковлевна Пятова, и мама попросила ее «посмотреть девочку из Челябинска». Так и стала питерской фигуристкой. Сначала тренировалась у Пятовой, а потом она передала меня Дорониной.
— Как долго вы вынашивали планы переезда в Италию и ставили ли в известность Евгения Рукавицына, в группе которого тренировались?
— Все началось с того, что мама написала в социальной сети Ангелине Николаевне Туренко и поинтересовалась, не нужна ли в Италии фигуристка. Та ответила, что это было бы интересно. Так все и завертелось. Рукавицына известила не сразу, а Роман Александрович Усатов, который вел меня, с самого начала был в курсе.
— Были ли сомнения, все-таки шаг серьезный?
— Мне очень хотелось выступать на серьезных международных соревнованиях. Просила даже помощи у тренеров из питерской академии фигурного катания. Понимала, что пробиться в сборную России фактически нереально. Сейчас лидеры российской сборной исполняют четверные прыжки и тройные акселя, а мне этот контент уже не освоить. Хотела просто выходить и получать удовольствие от своих выступлений.
— Советовались с Анастасией Губановой, которая также сменила гражданство и сейчас выступает на Олимпиаде в Пекине в составе команды Грузии?
— Очень рада за Настю, которая осуществила свою мечту. Она тоже пожелала мне удачи, когда узнала, что буду тренироваться в Италии у Ангелины Николаевны. Даже написала: «Вы найдете общий язык».

"Работа в тюрьме? Это же интересно!" Талалайкина — об адаптации в Италии

Олимпиада 2022
— Решением организационных вопросов, связанных с вашим переходом, занималась Туренко?
— Мы с ней были на связи каждый день. Она помогала с оформлением документов. Очень много сделала и итальянская федерация.
— Если бы в Италии не работала тренер из Санкт-Петербурга, вы бы решились на переезд?
— Не поверите, но до того, как прочитала ваше интервью с Ангелиной Николаевной, даже не знала, что существует клуб Лоренцо Магри в Энье и она там работает. Конечно, это еще больше вдохновило меня.
— В вашем клубе занимаются фигуристы из разных стран. Насколько легко находить с ними общий язык?
— Здесь немного по-другому организован тренировочный процесс и немного по-другому люди общаются друг с другом. После достаточно тяжелых занятий даже не чувствуешь усталости. Поначалу удивлялась, думала, что не дорабатываю. Ведь в Питере после тренировок просто падала на кровать от усталости. Постепенно стала понимать, что меньше устаю психологически. На занятиях атмосфера легкая. Все друг друга поддерживают, и ты не ощущаешь давления.
— Это связано с тем, что в России все зациклено на результат и очень высокая конкуренция?
— Наверное. Мне было очень сложно перестраиваться на новую систему, и до конца не перестроилась до сих пор. Все время, если что-то не получается, стараюсь максимально сосредоточиться и даже улыбнуться себе не позволяю. Тренерам это не нравится. Магри все время говорит: «Тебе же это нравится! Получай удовольствие». Идея в том, что, если тебе хорошо, то и работу сможешь сделать хорошо.

"Работа в тюрьме? Это же интересно!" Талалайкина — об адаптации в Италии

«Выучу итальянский и постараюсь поступить в местный вуз»

— В вашей группе тренируется выступающая за Польшу Екатерина Куракова. Ей после школы Брайана Орсера проще приспособиться?
— Катя вообще солнечная девочка. Ни разу не видела ее в плохом настроении. В России мы не были знакомы, и поэтому не могу сказать, как у нее происходил процесс адаптации.
— Итальянцы с учетом появления в группе двух бывших фигуристок и тренера из России еще не заговорили по-русски?
— К нам на мастер-классы приезжают и другие фигуристы, которые знают русский язык. Постоянно слышу от итальянцев «привет» и «как дела?», а Габриэле Франжипани, по-моему, уже все понимает и многое может сказать.
— Как у вас с итальянским?
— Первые три месяца после приезда занималась с преподавателем. Какую-то базу для того, чтобы общаться в быту и на раскатках, получила. Сейчас, когда тренировки стали более интенсивными, сил на дополнительные занятия языком уже не остается. Хотя практика – великая вещь. И понимать стала больше, и общаться пытаюсь. Благо, все стараются мне помочь.

— В выходные дни удается выбраться в Милан и посетить ресторан, где работает муж вашего тренера?
— Основное занятие в выходной — прибраться в доме, где живу. До Милана ехать на поезде в одну сторону около пяти часов. Это Ангелина Николаевна на машине за два долетает.
— В России вы уже успели поступить в какой-то университет?
— Училась в училище олимпийского резерва при Университете им. Лесгафта. После того, как решила переехать в Италию, забрала документы. Продолжать учебу можно было, только будучи спортсменом Академии фигурного катания. Как только выучу итальянский, постараюсь поступить в местный вуз. Мне и Даня Грассль, и Габриэле Франжипани все время рекламируют заведение итальянского МВД, где они получают образование.
— Неужели вас вдохновляет пример Каролины Костнер, которая работала в офисе тюрьмы?
— Это же интересно! Хотя больше меня вдохновляет пример Костнер-фигуристки.
— Программы к новому сезону уже ставите?
— Пока рано. Накатываю старые, которые были поставлены еще в России.
— Как отнеслись к появлению сильной конкурентки итальянские фигуристки?
— Несколько раз пересеклись, и какого-то негативного отношения не почувствовала. Девчонки пожелали мне удачи. Здесь вообще очень дружелюбный народ.

Источник