Большунов — уникум, его невеста — «декабристка». Честное интервью Вяльбе

В воскресенье в немецком Оберстдорфе завершился чемпионат мира по лыжным гонкам. Сборная России завоевала пять медалей — одну золотую, три серебряных и одну бронзовые награды. В интервью корреспонденту РИА Новости Сергею Фуксу глава Федерации лыжных гонок России (ФЛГР) и главный тренер национальной команды Елена Вяльбе подвела итоги главного старта сезона, в очередной раз подняла проблему использования терапевтических исключений в лыжных гонках, рассказала, когда может появиться следующий Александр Большунов и в чем проблемы Сергея Устюгова, а также ответила на вопрос, готова ли она стать президентом Союза биатлонистов России.

Эмоционально мы удивили многих

— Я думаю, надо менять правила. Но хотя бы первый раз в жизни приняли решение фактически в нашу пользу. Думаю, может, будет небольшим уроком для Клебо, хотя, я думаю, он не сильно расстроился.
— Ходили разговоры о том, что Саше Большунову нужно было вручать второе золото.

— Ну прекратите, никто не даст никаких два золота. FIS никогда на это не пойдет.
— Пять медалей у нашей сборной. С какими чувствами и эмоциями отсюда уезжаете?
— Я думаю, что мы выступили реально достойно, ничего не могу сказать. В целом, эмоционально мы тут многих удивили (улыбается). Ну и погода не в первый раз удивила. Чемпионаты мира в Европе в последнее время проходят в сильно весеннюю, ближе к летней, погоду.
— А эмоционально — что вы имели в виду?

— Та же победа Саши в скиатлоне. Мне кажется, это было настолько красиво и эмоционально в плане того, что такая гонка, пять норвежцев рядом, все 30 километров на нервах, и буквально за 500 метров до финиша становится ясно, что мы имеем чемпиона. Та же женская эстафета. Мне кажется, это тоже такая достаточно феерическая гонка. Мужская эстафета — это вообще какие-то качели, которые, думаю, останутся в памяти всех на долгие годы. Как правило, мужские эстафеты по-другому обычно складываются. То есть все это настолько реально было интересно и эмоционально (улыбается).
— Чемпионат мира в Зеефельде, который прошел два года назад, вы назвали открытым чемпионатом Норвегии. Сейчас снова норвежцы первые в общем зачете, но такого о минувшем турнире сказать нельзя?
— Нет, конечно.
— То есть, потихоньку, помаленьку мы свое отвоевываем.

— Да, но и не только мы. Здесь сборная Швеции хорошо выступила. В Зеефельде шведки «выдрали» одну золотую медаль, здесь уже побольше. Но что касается норвежек, да, у них есть (Тереза) Йохеуг, а дальше у них тоже есть проблемы, и достаточно серьёзные. Молодая (Хелена Мария) Фоссесхольм — уникальная спортсменка, она будет очень красивой лыжницей. Знаете, я смотрела на нее в Лахти, и, на самом деле, это наслаждение. У нее очень мужской стиль конькового хода, она достаточно агрессивная. Очень хорошая девочка. Но и шведки — (Эбба) Андерссон, (Фрида) Карлссон — так просто не будут сдаваться. Они будут только расти с годами.

Терапевтическими исключениям должно заняться WADA

— Ответьте на вопрос простого обывателя, который откроет медальный зачет и увидит огромный отрыв норвежцев от остальных. Что так круто они делают и почему это пока не получается у других?

— Лучше об этом спросить у них. Я не знаю, что это такое. Думаю, что никто в мире не сможет на этот вопрос ответить. Безусловно, я никогда не поверю, что норвежцы тренируются настолько больше, чем тренируется тот же Большунов, тот же (Алексей) Червоткин. Нет, они больше не тренируются, это сто процентов. Есть какие-то другие силы, которые им помогают.
— Вы про терапевтические исключения?
— Безусловно, это очень большой вопрос, и не только у меня. Ладно, пусть они пользуются терапевтическими исключениями, но пускай это будет оглашено для всех, что спортсмен из такой-то команды использует ТИ. А все это хранить за семью печатями… Все понимают, что женщина (речь о Йохеуг — прим.) не может последние три года выигрывать почти все дистанционные гонки. Она только в двух гонках не победила. И выигрывать три минуты у второго места — ну согласитесь, наталкивает на какие-то мысли, реально.
— По-хорошему FIS должен быть заинтересован в том, чтобы разобраться с этой темой. Ведь нет? Потому что женские лыжи смотреть становится неинтересно.

— Думаю, что FIS все равно. И если бы им было это интересно, они как-то этот вопрос поднимали бы. Для меня лично — не говорю про всю команду, может у кого-то другие мысли на этот счет — терапевтические исключения являются лазейкой, это легализованное принятие допинга, и ничего другого сказать не могу. Я человек, который категорически против допинга. В любой стране есть низшие эшелоны спортсменов, которые все равно нарушают правила, но я никогда никого не защищала. Более того, говорила даже, что не согласна со сроком дисквалификации и прошу его увеличить.