«Всегда поддерживаю нашу политику»: мощная беседа с надеждой Грузии в UFC

"Всегда поддерживаю нашу политику": мощная беседа с надеждой Грузии в UFC

© Фото : Instagram.com/knockoutcancer

"Всегда поддерживаю нашу политику": мощная беседа с надеждой Грузии в UFC

Иван ОреховКорреспондент РИА Новости СпортВсе материалы
Большое интервью с топовым полулегковесом UFC Гигой Чикадзе, нанесшим первое досрочное поражение звезде промоушена Кабу Свонсону и ворвавшимся в топ-10 полулегкого дивизиона. От чемпионского пояса грузина отделяет всего пара боев.

— Я очень ценю, что ММА-сообщество по достоинству оценило этот поединок, но называть Каба простым соперником… Ни в коем случае. Наоборот, это один из самых жестких оппонентов в моей карьере. Просто когда ты пропускаешь такой сильный удар в корпус, почти невозможно встать и продолжить схватку.

— Шесть боев в UFC, шесть побед — сейчас вы хотите разделить клетку с Максом Холлоуэем. За счет чего можно одолеть экс-чемпиона?

— Действительно, 6-0 в промоушене. С такими цифрами я заслуживаю получить «титульник», вот только в полулегком весе слишком много топовых бойцов. Наш дивизион укомплектован по максимуму.
Что же касается Макса, то это большой вызов для меня. Все боятся, никто не хочет с ним драться. После победы над Каттаром он кричал, что является лучшим боксером в UFC. Но я лучше него как ударник: у меня отличные спарринг-партнеры, временами я даже задумывался о карьере в боксе. Для начала я подпорчу Холлоуэю передвижение по клетке своими киками и, когда Макс замедлится, перебью его в стойке и досрочно завершу бой.
— Предположим, подраться с Холлоуэем не получится. Кого еще хотелось бы заполучить в соперники? После боя против Свонсона вы упомянули Келвина Каттара. Еще есть Яир Родригес, Корейский Зомби, Арнольд Аллен.
— Да уж, вызвал я многих. Но не делал это грубо, все было уважительно.

Не получится с Максом, тогда будет пара вариантов. Зомби сейчас недоступен: он дерется с моим товарищем Дэном Иге. Родригес биться не хочет: он бегает, надеется на возвращение Забита. Так что Каттар будет наилучшей альтернативой.
Простая задача для руководства UFC: дайте мне Келвина, а затем — Холлоуэя.
— А что скажете о Забите Магомедшарипове, чей камбэк все так ждут? Мераб Двалишвили говорил, что ничуть не против российско-грузинских противостояний в UFC, он готов встретиться с Петром Яном.
— Не думаю, что сейчас стоит обсуждать этот бой. Нашими делами занимается один менеджмент, и, насколько я знаю, сейчас у Забита проблемы со здоровьем. Желаю ему скорейшего выздоровления.

"Всегда поддерживаю нашу политику": мощная беседа с надеждой Грузии в UFC

— Титульный бой в вашем весе состоится совсем скоро. Кому отдадите предпочтение: Александру Волкановски или Брайану Ортеге?

— Да, весь дивизион ждет вторую защиту Волкановски, будет по-настоящему большой бой. Безусловно, для Брайана это отличная возможность, он хорош. Но я все же поставлю на Алекса. И добавлю: Макс Холлоуэй сильнее обоих.
— Вернемся к Мерабу. Ваш соотечественник тоже идет на серии из шести побед и почти приблизился к главным претендентам легчайшего веса. Подарит ли 2021-й Грузии первого чемпиона UFC?
— Было бы здорово, но в моем дивизионе вряд ли получится добраться до золота так быстро. Возможно, все сложится в 2022-м.
О Мерабе скажу только, что я очень рад за него. Двалишвили многое сделал для грузинских смешанных единоборств — ему удачи!

"Всегда поддерживаю нашу политику": мощная беседа с надеждой Грузии в UFC

— Вы часто высказываетесь о родной стране в интервью, на бои выходите с красно-белым флагом. Как часто получается выбираться домой?

— Горд представлять Грузию в UFC. Раз в год я точно выбираюсь домой, иногда получается чаще. Совсем скоро я планирую слетать на родину на неделю, но пока стоит дождаться информации от организации по поводу моего следующего поединка.
— Тренируясь в США, вы невольно погружаетесь в американскую жизнь…
— За океаном я исключительно ради одной цели — стать чемпионом UFC и привезти пояс в Грузию. Я тут не ради «американской мечты» (смеется). В то же время в Америке у меня растут дети. Мы живем, сталкиваемся с повседневной рутиной. Но здесь хорошо!
Правда, Калифорния — совершенно другой мир, нежели моя родина. Когда я бодрствую, в Грузии все спят. Но у меня есть определенная миссия, мои близкие все понимают.

— Вы ведете активную жизнь в социальной сфере: занимаетесь фондом по борьбе с раком Knockout Cancer (в 2013 году от онкологии скончалась мать спортсмена. — Прим. ред.), высказываетесь против домашнего насилия. С какими еще проблемами хотелось бы побороться Гиге Чикадзе?

— С педофилией — однозначно.
— Заметил, что в своих интервью вы не поднимаете тему политики, хотя многие бойцы, включая Хабиба Нурмагомедова, постоянно высказываются о «неспортивных» темах. Что думаете о такой активности спортсменов в СМИ и соцсетях?
— Придерживаюсь точки зрения, что ММА не имеет никакого отношения к политике. Это мировой спорт. Также я с уважением отношусь ко всем фанатам, и неважно, где они живут: в США, России или другой стране… Но, как настоящий гражданин Грузии, я солидарен с политическим курсом родины и буду всегда его поддерживать.
— Это касается и непростых отношений с Россией?

— Это касается всего. Куда бы ни пошла моя страна, я буду следовать за ней. Без вариантов.