Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

© РИА Новости / Юрий Сомов

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

Андрей СенченкоКорреспондент РИА Новости СпортВсе материалы
Сегодня, 21 июля, исполнилось 84 года со дня рождения легендарного советского футболиста и просто личности, о которой знает без преувеличения каждый, — Эдуарда Стрельцова. Его жизнь была разделена на «до» и «после»: олимпийский чемпион, лучший футболист СССР, номинировавшийся на Золотой мяч и удостоившийся сравнений с неповторимым Пеле, и узник, отправленный в колонию после скандала с изнасилованием, который до сих пор покрыт мраком и теорией заговора. Тем не менее история легенды столичного «Торпедо» является уникальной для всего советского спорта, а потому в честь знаменательной даты вспомним ее главные моменты.

Вырос на заводе, а в 19 лет стал олимпийским чемпионом

Родился и рос Эдуард Анатольевич в крайне непростой для страны период: когда ему исполнилось четыре года, Советский Союз уже воевал с фашистской Германией. Именно во время Великой Отечественной Стрельцов потерял отца, но лишь формально — как члена семьи: в военное время Стрельцов-старший завел роман с новой женщиной, и с этого момента будущий футболист рос с матерью. Софья Фроловна, ранее работавшая в детском саду, ради большего заработка ушла на завод, хотя имела серьезные проблемы со здоровьем. На то же предприятие в качестве слесаря‑лекальщика позже ушел и сам Эдуард Стрельцов, едва окончивший семь классов школы.

Эта история имела положительный итог, ведь именно на том заводе Стрельцов и начал свою футбольную карьеру. Поначалу он выступал за юношескую команду предприятия, а вскоре получил приглашение из академии столичного «Торпедо». К тому моменту «черно-белые» были обладателями Кубка СССР и призерами национального чемпионата и в принципе считались сильной играющей командой из Москвы. Но уже назревала смена поколений. И очень символично, что центральной фигурой нового поколения стал именно Эдуард Стрельцов.

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

© РИА Новости / Александр МакаровЭдуард Стрельцов в составе «Торпедо» (Москва)
Тренеры Виктор Маслов и Николай Морозов разглядели в юноше талант, и уже в 16 лет он стал игроком основного состава, где замечательно сыгрался с Валентином Ивановым. Их дуэт уже является частью истории всего советского футбола, о нем говорила вся страна. Немудрено, что оба добились вызова в национальную сборную. Стрельцов дебютировал за нее феноменально, оформив в первых двух матчах по хет-трику: «трешку» отхватили Швеция (0:6) и Индия (1:11). Ударно выступал Эдуард Анатольевич и в чемпионате СССР, где также становился лучшим бомбардиром.

Результативность молодого форварда нисколько не вызывала сомнений в необходимости его вызова в сборную на Олимпийские игры в Мельбурне (1956). На том турнире советская футбольная команда завоевала золотые медали, сам Стрельцов отметился двумя голами: Эдуард Анатольевич забил победный мяч в игре одной восьмой финала с немцами (2:1), а также поучаствовал в победе над болгарами в полуфинале (2:1). Однако золотую медаль футболист не получил: в те времена награждались лишь участники финального матча, а Стрельцов в решающей встрече с югославами как раз не сыграл. Отмечалось, что другой легендарный советский форвард, Никита Павлович Симонян, даже предлагал торпедовцу свою медаль, но тот от нее отказался.
После австралийской Олимпиады Стрельцова номинировали на первый в мировой истории Золотой мяч, вручаемый лучшему футболисту года. Но советский форвард расположился на 13-м месте журналистского голосования, а через год уже занял седьмую строчку. В те времена Стрельцова вовсю сравнивали с другой молодой звездой — Пеле. Возможно, Эдуард Анатольевич и занял бы в мировой футбольной истории то же место, что и неповторимый бразильский бомбардир, если бы не одна история…

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

© РИА Новости / Алексей ФилипповБолельщики напротив граффити в честь Эдуарда Стрельцова недалеко от стадиона «Торпедо»

Стрельцова обвинили в изнасиловании, он признался в содеянном. Но сам ли?

Эта история является необычной хотя бы потому, что о ней знают абсолютно все, но ясности вокруг всей этой ситуации нет по сей день. И, наверное, никогда не будет.

Перед своим 21-летием Эдуард Стрельцов должен был отправиться в составе советской сборной в Швецию на чемпионат мира. Победу на том мундиале добыли бразильцы, за которых уже выступал Пеле. Для Короля футбола этот триумф стал первым из всех трех, хотя его могло и не быть, ведь сборная СССР всерьез претендовала на чемпионство. Но советские футболисты попрощались с мыслями о золоте уже в первом раунде плей-офф, где уступили шведам (0:2). Многие убеждены, что причиной неудачного результата стало отсутствие в команде Стрельцова: в этот момент торпедовец был арестован по обвинению в изнасиловании.
О том, как все произошло на самом деле, построено немало мыслей и теорий заговора. Одной из самых популярных версий является давление на футболиста со стороны советских властей: якобы Екатерине Фурцевой, с 1960 по 1974 год занимавшей должность министра культуры СССР, очень не понравилось, что Стрельцов отказался строить отношения с ее дочерью Светланой, которой футболист мог еще и нагрубить, в результате чего Фурцева пожаловалась тогдашнему первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву, и тот потребовал добиться судимости для спортсмена.
Выдвигалась и теория, что Стрельцов отказался выступать за столичные «Динамо» и ЦСКА, которые являлись подведомственными структурами милиции и армии соответственно. Также имеются и сторонники истории, согласно которой Эдуард Анатольевич якобы хотел бежать из страны транзитом через Швецию после выступления на ЧМ.

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

Мы же отметим лишь то, что было зафиксировано документально. Чуть менее чем за две недели до старта чемпионата мира Стрельцов вместе с футболистами «Спартака» Борисом Татушиным и Михаилом Огоньковым собрались на подмосковной даче у своего общего товарища, летчика Эдуарда Караханова. Планировалось, что спортсмены отдохнут, а на следующий день соберутся на стадионе столичного «Динамо», но все вышло иначе. Вместе со Стрельцовым, Карахановым, Татушиным и Огоньковым на дачу приехали также несколько девушек, среди которых были и Марина Лебедева, с футболистом «Торпедо» до этого незнакомая.

Известно, что во время пикника отдыхающие употребляли алкоголь. Спиртного, как утверждается, было много, из-за чего компания решила не возвращаться домой, а провести ночь на даче. По официальным данным, Стрельцов, сблизившийся с Лебедевой во время вечерних развлечений, выразил желание переспать с 20-летней девушкой, которая на тот момент не имела сексуального опыта. На предложение футболиста, женатого и имеющего маленькую дочь, она ответила отказом, чем спортсмен, как утверждается, оказался недоволен. Из показаний Лебедевой следует, что Стрельцов применил к ней физическую силу, зажав девушке рот, чтобы никто не услышал криков. Защищаясь, она укусила спортсмена за руку, вследствие чего тот ударил Марину по лицу.
Отмечается, что после этого удара она потеряла сознание, а когда очнулась, то обнаружила, что на ней уже нет одежды, а рядом с ее кроватью спал Караханов. Летчик в этой истории сыграл особую роль: его показатели крови и спермы полностью совпадали с показателями Стрельцова, из-за чего Караханов также попал под подозрение. Впрочем, все обвинения последний отрицал, хотя его после этого случая уволили из армии без возбуждения дела.
Стрельцов же полученные в результате укуса раны на руке объяснял тем, что его оцарапала и укусила кошка, и тоже отрицал причастность к произошедшему акту изнасилования. Кроме того, футболист отмечал, что любая связь с пострадавшей была взаимной, однако избежать возбуждения дела ему не удалось.

"Двадцать пятого и двадцать шестого мая 1958 года мы были на даче в Правде. Никакого изнасилования я не совершал и ничего про это не знаю", — писал в протоколе Стрельцов во время допроса.

Куда интереснее в этом деле вели себя другие допрашиваемые: непосредственно Лебедева, которая и обратилась в милицию с заявлением, а также ее подруги. Показания последних сильно отличались друг от друга: они также обвинили других футболистов в изнасиловании, но вскоре вдруг отказались от своих заявлений, а по делу Стрельцова высказывались невнятно и не могли с уверенностью ответить, слышали ли какие-либо жалобы со стороны Лебедевой во время предполагаемого акта насилия.

Сама пострадавшая также вела себя странно, то обвиняя Эдуарда Анатольевича, то требуя прекратить уголовное преследование в отношении футболиста. И если похожая процедура в случае с Огоньковым и Татушиным сработала, то заявление против Стрельцова вернуть было уже нельзя. В конце концов торпедовец подписал заявление с признанием о содеянном — как уверены многие, под давлением властей.

"Это был очень порядочный человек. Со своими слабостями и достоинствами, но он был честный и порядочный. Это был подарок судьбы — иметь такого партнера и друга. Мы с ним дружили до самой его смерти. Стрельцов мне однозначно сказал, что он ничего не совершал. Я в это верю, ему не было смысла меня обманывать. Он не любил на эту тему говорить, принял это как должное, как судьбу свою. Не выдвигал никаких сказочных версий", — рассказывал в интервью "Чемпионату" близкий друг Стрельцова Михаил Гершкович.

Стрельцова приговорили к 12 годам колонии. Даже в неволе он играл в футбол

Сторона обвинения требовала назначить футболисту 15 лет тюрьмы, но итоговый вердикт от 24 июля 1956-го оказался чуть мягче, если так вообще можно выразиться, — 12 лет отбывания наказания в исправительно-трудовых лагерях. Стрельцова не спас ни его адвокат, ни какие-либо доводы во время допроса, ни мать-инвалид и маленькая дочь, ни даже обещания милиции упростить ход дела, которые, возможно, были даны.

Первую часть срока спортсмен отбыл в лагере, что расположен в Верхнекамском районе Кировской области в Вятлаге. Там осужденного использовали на лесоповале. Отмечается, что задействовать футболиста в работе особой степени тяжести было специальным требованием стороны обвинения и суда. Начальство лагеря следовало данным требованиям и не давало поощрений Стрельцову, однако вместе с этим для него был организован футбольный турнир, в котором, помимо заключенных, участвовали и сотрудники лагеря. По слухам, это было личным решением начальника колонии, который являлся поклонником футбола и знал Стрельцова.

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

В Вятлаге Эдуард Анатольевич отработал полтора года, и затем его отправили в Подмосковье, в город Электросталь, где базировался оборонный завод. Там спортсмен занимался, например, шлифованием металлических поверхностей, что сильно ударило по состоянию его здоровья. Врачи диагностировали Стрельцову воспаление легких, хотя уже в последние годы жизни футболиста у него выявили рак, который, вероятно, образовался вследствие вдыхания металлической пыли.
В Электростали осужденный отработал четыре месяца, после чего был перенаправлен в лагерь в Тульской области, где благодаря некоторым связям получил должность библиотекаря, хотя приходилось работать и на химкомбинате. Там же он периодически играл в футбол, а по истечении третьего года заключения подал прошение об амнистии, но получил отказ. Добиться условно-досрочного освобождения прославленный футболист смог только в 1963 году.

Вернулся в «Торпедо», несмотря на запрет, и привел клуб к чемпионству

На свободу Стрельцов вышел совсем другим человеком. К этому моменту у него уже не было жены, да и до футбола его не допускали. Впрочем, Эдуарду Анатольевичу удалось найти новую женщину, Раису, которая стала его супругой и подарила ему сына Игоря. В первое время знакомства именно Раиса была кормильцем семьи, Стрельцов же трудился в цеху на ЗИЛе. Там же он играл в футбол за местную команду, но не более: власти категорически запрещали ему выступать на хоть сколько-нибудь высоком уровне. Но только до поры до времени.

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

© РИА Новости / Дмитрий ДонскойЭдуард Стрельцов в составе «Торпедо» во время матча со «Спартаком» (Москва), 1966 год
Когда председателем Президиума Верховного Совета СССР стал Леонид Брежнев, то депутаты, общественность и секретарь парткома ЗИЛа Аркадий Вольский (он даже главным образом) добились своеобразной амнистии Стрельцова, и в 1965 году он вернулся в состав родного «Торпедо».

В постлагерный период прославленный форвард провел еще более сотни матчей за «черно-белых», забил более 50 мячей и привел клуб к чемпионству, а также завоевал вместе с ним Кубок страны. Добился Стрельцов и возвращения в национальную сборную, с которой участвовал в отборочном этапе чемпионата Европы, а также получил звание заслуженного мастера спорта СССР, которого был лишен из-за судимости.
Поиграв после освобождения в футбол в течение пяти лет, в 32 года Стрельцов объявил о завершении карьеры. В лагерях состояние здоровья спортсмена сильно ухудшилось, и суставы уже оказались не готовыми к новым нагрузкам — травма ноги была настолько серьезной, что продолжать выступления на профессиональном уровне Эдуард Анатольевич уже не мог.
К сожалению, вместе со здоровьем в заключении Стрельцов потерял и свои лучшие футбольные годы. Пока позволяло здоровье, он еще более десяти лет проработал тренером в молодежных командах «Торпедо». Скончался Эдуард Анатольевич 22 июля 1990 года — на следующие сутки после 53-го дня рождения.

Он был вторым Пеле, но колония сломала его: трагедия Эдуарда Стрельцова

С момента смерти легендарного спортсмена и личности прошло уже более 30 лет, и за это время его память увековечили самыми разными способами. В честь Стрельцова был назван стадион «Торпедо» на Автозаводской, что сейчас переживает период грандиозной реконструкции, а рядом с ним находятся улица его имени и памятник. Также о футбольной карьере и жизни было снято несколько кинокартин — в том числе и современных — и написано немало книг (например, «Стрельцов. Человек без локтей» А. Нилина и «Эдуард Стрельцов. Трагедия великого футболиста» А. Сухомлинова).