Пацкевич: фигурное катание заслужило популярность, но и мы тоже

Пацкевич: фигурное катание заслужило популярность, но и мы тоже

© Фото : Instagram
Трехкратная олимпийская чемпионка Александра Пацкевич в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Веронике Гибадиевой рассказала о том, насколько сложно ей далось возвращение в спорт, о восстановлении после рождения ребенка и поделилась мыслями о популяризации синхронного плавания.

– Были определенные обстоятельства для этого решения. В какой-то степени это было неожиданно для меня самой, для моей семьи. Конечно, кто же знал, что случится пандемия и вместо срока меньше чем в год, мне придется отплавать больше чем полтора. Придется сидеть на закрытой базе, без общения с семьей и ребенком. Не знаю, честно, решилась бы на это, если бы знала заранее, как оно сложится.

– Видела у вас комментарии на этот счет «ну вы же сами это выбрали». Довольно жестоко.

– Людям свойственно что-то обсуждать и всегда проще для многих оставить какой-то негативный комментарий. Понимаю, почему они так пишут, потому что им сложно представить, на какие жертвы идет спортсмен ради того, чтобы готовиться к Олимпиаде. Стараюсь максимально корректно отвечать на все это. Иногда дают выход эмоциям. Не могу веселиться напоказ и выкладывать это в Instagram. А еще я знаю, что есть люди, которые переживают за нас и воспринимают все это адекватно. И молодые спортсменки должны знать все реалии спорта. Что бывает тяжело, бывает трудно, невыносимо, больно. Нужно, чтобы они понимали все реалии спорта перед тем, как делать выбор.

– Чему успел научиться ваш малыш пока мамы не было дома?
– Очень многому. С одной стороны, это очень здорово, с другой – так жаль, что я все это пропускаю, не вижу всего этого вживую, воочию, не всему могу сама научить. Хвалиться успехами ребенка не привыкла, но он растет умненьким мальчиком (улыбается). Как любая мама считаю, что он лучший ребенок на свете.

– Вы себя чувствовали нормально в жизни вне спорта, когда делали перерыв в карьере?
– Я была совершенно другим человеком. У меня были другие заботы, другой гормональный фон, на другие вещи обращала внимание. Конечно, болела за команду, когда они выступали на чемпионате мира в Кванджу, и тогда пришло осознание «пора возвращаться». Если бы не появилось такого желания и мотивации, невозможно было бы себя заставить это сделать.
– Что было тяжелее всего в плане физического восстановления?
– Не могу сказать, что я сильно поправилась, но набрать форму было непросто. Тяжело давалось восстановление кондиций в плане растяжки. Я никогда не была особо гибкой. Было больно. Это продолжалось где-то полгода. Не могла растягиваться, приходила в зал со слезами на глазах, но потом мы подобрали правильно упражнения и все боли прошли. Вернулась к нормальному состоянию. Ну и, конечно, функционалку пришлось набирать. Этот момент пришлось перетерпеть.

– Не было момента после переноса Олимпиады, когда вообще ничего не хотелось делать? Надо на тренировку, а внутри «не пойду».
– Было такое. Мне тяжело далась новость о переносе Игр. Меня всегда тормозили в плане мыслей о возможной отмене Олимпиады и я придерживала эмоции, не разрешала себе постоянно думать об этом. Потом, когда было официальное решение, у меня этого выхода эмоций не случилось. Поэтому состояние разочарования накрывало волнами. Лучше бы я выплакалась, не надо было себя останавливать. В любом случае, отступать уже было поздно, я не могла подвести команду, нужно было только терпеть, но это было непросто. Вела обратный отсчет дней до Олимпиады.
– Это самый сложный год в карьере?
– Так складывается, что все мои олимпийские сезоны непростые. Перед Лондоном я была травмирована за четыре месяца до Игр. Месяца два даже ходить не могла, а в тот момент была акробаткой. Заменить меня было некем. Было очень тяжело, когда мама ушла. Сделала перерыв тогда в тренировках. И было морально тяжело перед Рио, вся эта история с допуском, провокациями… И перед этой Олимпиадой было непросто тоже.

– При всех заслугах синхронного плавания, вид спорта остается без должного внимания в России. Не обидно?
– Конечно, нам бы хотелось видеть в нашем виде спорта таких специалистов в PR, таких спонсоров, чтобы синхронное плавание было бы таким же популярным, как и один из красивейших видов спорта – фигурное катание. Хотелось бы, чтобы были телевизионные водные шоу. Пока мы не можем таким похвастаться. Мы стараемся, работаем, но и по ту сторону бассейна тоже люди должны этим заниматься. Просто только результатов для этого мало, иначе раскручивались бы исторические победы в других видах спорта, которые по большей части остаются незамеченными. Фигурное катание достойно того, чтобы их знали, показывали, чтобы дети продолжали идти на каток. Но и мы этого достойны тоже.
– К такой популярности прилагаются новости из разряда «Пацкевич отписалась от Ромашиной в Instagram».
– (смеется) Прямо сейчас такое вообще никого не заинтересует. В фигурном катании такое в новости пойдет, а у нас люди не знают, кто такая Ромашина и Пацкевич, и не смогу отличить одну от другой (смеется). Сейчас мало кто нас знает. И это при том, что Ромашина – самая титулованная из действующих спортсменок нашей страны! Если провести опрос, выяснится, что Евгению Медведеву знают многие, а Ромашину куда меньше. Это печально.

Пацкевич: фигурное катание заслужило популярность, но и мы тоже

Олимпиада 2020
– Вы очень активны в соцсетях и ведете TikTok команды. Расскажите об этом.

– Это энергозатратно, если тебе это не приносит удовольствие. Мне Instagram вести тяжело, нужно соответствовать определенным алгоритмам… У Аллы Шишкиной это получается, она молодец. Да и ей самой нравится, она чувствует себя гармонично. Я в какой-то момент ушла в TikTok, потому что люблю снимать, монтировать. Кто-то читает, кто-то смотрит фильмы, а я занимаюсь TikTok’ом.
– Планы на будущее уже есть? Париж?
– Я бы с удовольствием съездила в Париж поддержать девочек, но… Нас уже сейчас называют возрастными спортсменками – хотя спортсменки такого возраста всегда были в команде на Олимпийских играх. Честно, не вижу в этом проблемы. Другое дело, если говорить за себя, я просто не готова дальше жертвовать отсутствием в своей семье. Мне бы больше не хотелось этого делать.