Мария Пасека: мои суставы ноют, как у бабушки, но я хочу в Париж

Мария Пасека: мои суставы ноют, как у бабушки, но я хочу в Париж

© AFP 2021 / Minas Panagiotakis / GETTY IMAGES NORTH AMERICAАнатолий СамохваловР-СпортВсе материалы
Четырехкратный призер Олимпийских игр по спортивной гимнастике Мария Пасека призналась во время празднования 50-летия «Самбо-70», что жалеет о неучастии в Олимпийских играх в Токио и мечтает добраться до Парижа-2024.

Я ведь хотела ехать в Токио за золотом

— Хочется, конечно, но я не могу сказать на 100%, что это получится, потому что мне все-таки не 18-19 лет. А 26. Это реально тяжело. Но я уже третий день упорно тренируюсь в зале. Не так, как раньше балду гоняла, а реально занялась работой. У меня суставы ноют, как у бабушки! Мне очень приятно, что Валентина Александровна (Родионенко, тренер сборной России) меня ждет. Я, по правде говоря, даже не знала, что меня ждут. Я не хочу сейчас делать самоуверенных заявлений, потому что если не получится вернуться, то мне будет неудобно перед своими болельщиками.
— То есть тренировки носят пока восстановительный характер?
— Да. О соревнованиях речи пока не идет.
— Как появились мысли о возвращении? Олимпиада в Токио повлияла?
— Да, я ведь хотела ехать в Токио и конкретно хотела завоевывать там золотую медаль. Но, к сожалению, получилось так, что у меня было много стартов, 7-8 соревнований. Морально и физически было трудно, плюс спина нагружалась. Один и тот же снаряд… Шарики за ролики у меня заезжали. Психологически я очень устала и опустила руки. Как показало время, рано. Когда заняла восьмое место, задала себе вопрос: это что-то невероятное, Пасека может быть восьмой? У меня начался спад и я, грубо говоря, ушла. Сделала паузу. Я рада, что попала на Олимпийские игры в Лондон и Рио. Но у меня появилось чувство, когда ты не можешь остановиться на пути к той медали, за которой ты постоянно идешь (Пасека имеет 4 олимпийские медали, но ни одной золотой).
— Локти покусываете за Токио?
— Не сказала бы так, конечно, потому что я искренне рада за девочек. Но я сама для себя планировала после Токио закончить… Могла бы там выступить и уйти из спорта со спокойной душой. Потом эмоции схлынули, подумала: а если бы я там была, не факт, что так удачно все сложилось бы. Может быть, Симона Байлз бы не ошиблась? Недавно я выступала на шоу Немова в Тольятти и увидела на экране картинки Парижа-2024. И задумалась: может, это знак?

Мария Пасека: мои суставы ноют, как у бабушки, но я хочу в Париж

Париж — последний рывок

— Париж-2024 все же пока не цель для вас?
— Как цель. Но в 26 лет у меня есть чувство самосохранения в отличие от того, что было те же лет шесть назад. Тело другое стало. После операции другие ощущения в спине. Но хочется, естественно, мне этого. Но тогда это будет последний рывок. После Парижа точно всё.
— Прыжок восстанавливаете?
— Вот вчера сделала прыжок на два балла из десяти (Смеется).
— Если в тренировочном процессе все будет получаться, когда настанет крайний срок для начала вашей соревновательной деятельности?
— В этом году я точно выступать не буду. Надо закачать спину, все мышцы, чтобы я была крепкой.
— С какими эмоциями следили за Байлз во время Игр?
— Я читала интервью, что Япония запретила ввозить какие-то препараты (которые Байлз использует). В какой-то степени я, может быть, могу с ними согласиться, потому что должна быть честная борьба без всяких препаратов. Но мне как спортсменку ее было очень жалко, потому что я прекрасно понимаю, что такое ошибиться на соревнованиях.

Мария Пасека: мои суставы ноют, как у бабушки, но я хочу в Париж

— Вы думаете, использование неких препаратов даже при наличии заболевания может дать преимущество спортсменке?
— Я в этом не разбираюсь особо. Вроде говорили, что у нее…
— …Синдром дефицита внимания.
— Да. Я смотрела репортаж про нашего мальчика, у которого такое же заболевание, и ему не предписывали никаких препаратов. Я не доктор, медицина в Америке и России совершенно разная. Я не могу утверждать в этом вопросе, что что-то неправильно.
— Победу наших девчонок в Токио как восприняли?
— Искренне рада за Гелю (Мельникову). После карантина она не пропустила ни одни соревнования, она по-настоящему боролась. В Рио у нее не получилось попасть в финал и я ей сказала: ты свое еще получишь. За маленьких девочек наших я тоже рада, но им надо забыть эти Олимпийские игры и работать дальше. На этой Олимпиаде им еще реально повезло, они не ощутили еще, что такое Олимпийские игры. Это был не Лондон, когда стоял такой шум, что ты не слышал человека, который стоял непосредственно рядом с тобой. Токио был для них как контрольная тренировка. Когда я приехала в Лондон, меня Ксюша Афанасьева била по щекам со словами: Пасека, я тебя умоляю – очнись! У нас прыжок! Мне было страшно.

Мария Пасека: мои суставы ноют, как у бабушки, но я хочу в Париж